Тема: Мигранты в Европе

А мы готовы к кёльнскому сценарию?

  • 12 Января, 2016 г. 09:07
А мы готовы к кёльнскому сценарию?

Ситуация с беженцами в Германии и в Европе в целом. Развитие ситуации с нападениями мигрантов на женщин. На прямой связи - европейский корреспондент "Вестей ФМ" Регина Севостьянова.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Шафран: С нами на прямой связи - наш корреспондент из Кёльна Регина Севостьянова. Здравствуйте, Регина!

Севостьянова: Здравствуйте!

Соловьёв: Регина, здравствуйте! Кёльн второй раз вошёл в историю, теперь не только своей водой, но и также событиями новогодней ночи. А какое развитие событий? Что происходит в Германии, как меняются отношения между толерантным немецким обществом и мигрантами?

Севостьянова: Сейчас это можно охарактеризовать в какой-то степени как некое противостояние. Была достаточно серьёзная публикация в газете Bild, где представитель полиции прямым текстом сказал, что сейчас силам правопорядка просто запрещено сверху предавать огласке любые инциденты, которые так или иначе связаны с мигрантами.

С другой стороны, накануне в Кёльне появился целый ряд одинаковых инцидентов, когда мигранты попадали в больницу после нападения на них, и полиция, например, говорила, что нет, мы не видим никакой связи между тем, что здесь произошло 31 декабря, и тем, что происходит сейчас. Мы будем разбираться, почему целый ряд мигрантов подверглись вдруг нападению. Хотя средства массовой информации писали о том, пожалуйста, в Интернете на форумах футбольные хулиганы, экстремистски настроенная молодёжь, местные немцы договариваются и идут на такие выходки, чтобы мстить мигрантам за то, что произошло здесь 31 числа. Естественно, не обязательно, что данный конкретный мигрант присутствовал на площади.

Когда я сюда приехала вчера, то конкретно на лестнице Кёльнского собора были разложены цветы, транспаранты. Люди арабской и африканской внешности раздавали листовки, где было написано, что вот мы осуждаем то, что здесь произошло. Мы к этому отношения не имеем. Я разговаривала с этими ребятами. Одни парень, сириец, говорил о том, что я, например, знаю, что там сирийцев практически не было, а теперь в прессе пишут о том, что это сирийцы нападали на девушек и именно они виноваты в том, что произошло. Рядом стояла девушка, которая представилась Айей. Она сказала, что она марокканка и что ей вообще всё равно, кто там был и из какой страны, что совершенно ей не важно, мигрант это или не мигрант, а ей очень важно то, что теперь она боится выходить на улицу. Если она даже идёт в институт, то она просит кого-то из своих друзей и родственников сопровождать её, потому что ей страшно.

Вот таким вот сумбурным вариантом это можно описать. С одной стороны, какая-то совершенно бездейственность и беспомощность со стороны властей, которые в этом даже признаются. С другой стороны, абсолютная боязнь женщин, девушек, которые живут в Кёльне. И с третьей стороны, националистические настроения со стороны местной молодёжи и противостояние с мигрантами, которые, может быть, здесь уже давным-давно живут и непричастны к тому, что произошло, и, наоборот, мигрантов, которые только приехали.

А если брать официальную сторону, то накануне здесь тоже было интересно. Прошло совещание на уровне МВД федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия, где в течение часа глава этой организации Ральф Йегер озвучивал 50-страничный доклад, как что происходило, как реагировали. В качестве вывода он заявил, что во всём виновата полиция, которая не смогла отреагировать верно, которая не вызвала подкрепление вовремя. Его в целом поддержали на этом совещании.

Но полиция тоже была готова к ответу. Она представила 20-страничный доклад, в котором были описаны полностью все происшествия, которые были зафиксированы в ночь. Полицейские пишут, например, что они не могли к этим девушкам подобраться. Что мигранты были очень хорошо скоординированы, и когда полицейский пытался пробраться к девушке, на которую нападали, они просто вставали вокруг этой женщины и не давали полицейскому пройти. Когда они привозили задержанного в пункт приёма, то кого-то другого приходилось отпускать. Такого количества мест здесь просто нет. И человек, которого только что отпустили, возвращался обратно на площадь. Когда пытались сажать в поезда, чтобы отправить его из центра, то человек выходил из поезда на следующей станции, садился на противоположной стороне платформы в другой поезд и возвращался.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"