Спецпроект: Украина

Обвинители считают ниже своего достоинства объясняться с обществом

  • 09 Марта, 2016 г. 09:07
Обвинители считают ниже своего...

Дело Савченко. Освещение резонансных дел в СМИ. Информационная политика судебной власти.

Гость в студии - Михаил Барщевский, полномочный представитель Правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.

Также в программе:

Современный Узбекистан.

Ведущая "Вестей ФМ" - Анна Шафран.

Барщевский: Что касается вины Савченко, это как вера в бога. Кто-то верит, что бог есть, поскольку этому нет доказательств и это нельзя опровергнуть, кто-то верит, что бога нет, поскольку это нельзя доказать и нельзя опровергнуть. То же самое - вера в вину или невиновность Савченко. Но поскольку судопроизводство – это не процесс в церкви, а это должно быть точно, как математика, как точная наука, в приговоре, я надеюсь, будет четко объяснено, почему эти доказательства обвинения приняты, эти доказательства защиты приняты, эти отвергнуты. Но до приговора... Судьи же - тоже люди, они тоже слушают радио, смотрят телевизоры, читают Интернет, у них тоже формируется в сознании что-то в результате этих публичных процессов. А уж пресса тем более подписывается тем, что у нее есть. У нее есть позиция защиты. У нее нет позиции обвинения. У нее есть объяснение защиты и нет объяснения обвинения. Кому будут верить журналисты в этой ситуации? Тому, кто разговаривает. Они не могут верить тому, кто молчит. А причина, как мне кажется, психологическая, о которой в прошлой передаче я говорил: мы - от имени государства, мы сакральны, мы не обязаны вам ничего объяснять.

Шафран: Как же, есть же такое убеждение, что нельзя неправильно комментировать то или иное дело до тех пор, пока приговор не вынесен. Существует в сознании людей такое ощущение, что вроде как и нельзя этим самым людям, осененным властью, комментировать.

Барщевский: Судья не имеет права, конечно. С моей точки зрения, судья по таким резонансным делам обязательно после приговора должен пояснить свой приговор, какой бы он ни был.

Шафран: В итоге, получается, судья действует правильно?

Барщевский: Судья-то – да, к судье вообще претензий нет.

Шафран: Кто тогда может выйти и сказать?

Барщевский: Прокурор. Прокурор, который поддерживает обвинение. У нас от имени следствия и прокуратуры разговаривает один человек по фамилии Маркин. Всё, мы других не знаем. Мы других спикеров не знаем. Но сегодня следствие свое дело закончило и преподнесло большой подарок прокуратуре, передав это дело, и они должны по нему поддерживать это обвинение. Но, ребята, так вы выйдите и объясните, что мы принимаем поддержку обвинения, потому что считаем доказанным то-то и то-то. А адвокаты ошибаются, утверждая то-то и то-то. Но если адвокаты разговаривают, то и обвинители должны разговаривать. Логично?

Шафран: Это звучит более чем логично, я так скажу.

Барщевский: И это происходит практически по каждому резонансному делу, по каждому.

Шафран: Но, с другой стороны - возвращаемся к вопросу о чиновниках, который заключается в том: а ведь себе дороже в некоторых случаях может получиться.

Барщевский: Что?

Шафран: Вышел, сказал, ляпнул что-нибудь не то, а потом с этим разбирайся.

Барщевский: У нас всегда гособвинение было слабее защиты с точки зрения риторики. Последние годы прокуроров стали готовить, есть даже институты прокуратуры в Московской юридической академии, их учат разговаривать, там есть толковые люди. Есть, я их знаю, встречал, они умеют разговаривать. Здесь не проблема в том, что может ляпнуть что-то не то, а проблема в том, мне кажется, что считают ниже своего достоинства. 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"