Тема: Сирия

Стабильная Сирия - стабильный Ближний Восток

  • 22 Марта, 2016 г. 09:07
Стабильная Сирия - стабильный...

Ситуация на Ближнем Востоке. Турция. Сирия. Гость - Яков Кедми, израильский государственный деятель, экс-руководитель агентства "Натив".

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьёв: Яков, сразу включай командирский голос, чтобы было хорошо слышно. Простите, мы в жизни с Яковом на "ты". Для меня это большая честь. Яков старше меня во всём: по званию, по возрасту, по опыту.

Шафран: Сейчас все начнут обсуждать, какое у Соловьёва звание.

Соловьёв: Старший лейтенант. Я даже и не скрываю. Старшой я. У вас ус отклеился.

Кедми: Если говорить о звании в средствах массовой информации, то тут совершенно с точностью до наоборот во много раз.

Соловьёв: Яков дебютировал в воскресенье в программе "Воскресный вечер". Но Яков хорошо известен нашим слушателям и тем, кто пользуется Интернетом. Яков, вы давно не были в России.

Кедми: 14 лет.

Соловьёв: Почему?

Кедми: ФСБ считала, что моё пребывание в России будет слишком тяжёлой для них работой и осложнит их повседневную деятельность, и они предпочитали, чтобы я не приезжал.

Соловьёв: Но при этом надо отметить, что у вас никакой озлобленности к России не было. Мало того, в комментариях, которые вы давали с самого начала украинского кризиса, вы проявляли фантастическую объективность, аналитичность и (я бы сказал, наверное, для наших зрителей и слушателей) такое пророссийское настроение.

Кедми: Я не думаю, что оно у меня было пророссийское. Потому что я привык, как говорил Райкин, давать оценки без чуйств. То есть неважно, что я чувствую, я должен дать объективную оценку. И поэтому то, что я видел объективно, я говорил. Если это в результате поддерживало те или иные действия России, то это был результат, а не цель, это именно причина. Я всегда сравнивал и говорю, когда я в армии, если мне надо было оценивать, что и как будут делать египетские или сирийские войска, я старался это делать предельно точно. Но если определял, что те или иные их действия будут успешными или могут быть успешными, это ни в какой мере не выражало у меня солидарность с этим. В данном случае речь не идёт о противнике, просто я говорю об одной из стран при той или иной политической ситуации. Если я говорю, что в этой ситуации действия были целенаправленные и неоправданные с точки зрения тех причин, якобы по которым их делали, я это говорю. Если я вижу, что эти действия противоречат общепринятым нормам или законам, или тому, что та или другая сторона заявляла раньше, я это говорю.

Но в основном я пытался определить, и с этого началось, какие цели преследует Россия, почему она делает так или не так, и примерную оценку, к чему это приведёт. И тут это пошло вразрез с тем, что пытались приписать России, и тем, что она действительно делала и почему делала. И понимая, как работает государственный механизм России, какие цели у нынешнего руководства, я понимал, какие цели и как работали предыдущие все руководства, начиная с Советского Союза, на данном случае, я увидел несоответствие. Когда меня спрашивали, я отвечал: "Нет, цели России совершенно другие. А причины - они совершенно другие. То, что вы приписываете, вы приписываете, чтобы оправдать ваши действия, а не для того, чтобы понять или донести реальное развитие событий". И если я видел, что эти действия инициированы не Россией и не российской политикой, но их пытаются подвести это, что да, целенаправленно приписывая какие-то ложные цели России, я говорил, что я думаю.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"