Тема: Дело ЮКОСа

О ЮКОСе широко известно в узких кругах

  • 28 Марта, 2016 г. 09:07
О ЮКОСе широко известно в узких...

Ельцинские времена, дело ЮКОСа и себестоимость добычи баррелей российской нефти. Гость - журналист и политолог Михаил Леонтьев

Ведущие "Вестей ФМ" – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Куликов: Вот одну из прошлого часа зачитаю СМС. Дело не в том, что она такая саркастическая, а она ухватывает, мне кажется, суть вопроса, который я обсуждал в прошлом часе. Человек написал, что "функциональное предназначение "Ельцин Центра" заключается в том, что теперь оппозиции есть где совещаться".

Леонтьев: А раньше не было.

Куликов: Да. Юмор я бы здесь отбросил в сторону. Мне кажется, важнейший вопрос действительно заключается в том, что вот эти вот люди - Касьянов, Навальный, Ходорковский, стоящий за ними...

Леонтьев: Ну, он вряд ли совещается в "Ельцин Центре".

Куликов: Он не может из Лондона. Но дело не в юморе и не в сарказме. Мне кажется, что ведь действительно проект, который за ними стоит и который они не предъявляют, касательно будущего России, это возвращение к ельцинским временам, потому что им там всем было комфортно и хорошо: и Ходорковскому, и "Мише два процента", и, казалось бы, Навальному, который говорит, что он такой новый-новый, а ведь ничего нового... Он часть этого же самого проекта.

Леонтьев: Навальный в те времена был гринмейлером. Это такой очень известный тип полубандитского бизнеса, когда человек покупает несколько акций очень крупной компании, а потом...

Куликов: А потом вымогательством занимается реально.

Леонтьев: А потом начинает создавать ей безумные проблемы, просто шантажировать практически. И за неадекватные деньги, отступные, эти проблемы компании решает. Такие товарищи были. Кстати, Ходорковский боролся с одним таким товарищем, который его кошмарил, его звали Кеннет Дарт. Это очень известный товарищ, почти сумасшедший. С этой точки зрения Навальный гораздо менее сумасшедший, гораздо более ликвидный, он вовремя переключился. Кстати, он переключился на политику, когда политика стала более ликвидной, чем гринмейлерство. Хотя гринмейлерством он потихонечку занимается, то есть дура - не дура, а свои 25 рублей имеет. Жить-то как-то надо. Потому что борьба с коррупцией, как и борьба за экологию и с изменением климата, - все это весьма ликвидно. Иногда там много потребителей, иногда один, как, например, в борьбе с озоновыми дырами.

Куликов: Понятно.

Леонтьев: Не буду говорить о Нобелевском лауреате, который обслужил одну крупную нефтехимическую компанию мирового класса по озоновой дыре. Вернемся, кстати, к ельцинским временам, потому что мы сейчас...

Куликов: Мне кажется, что штаб "Парнаса" по хорошему было бы разместить в "Ельцин Центре".

Леонтьев: Все-таки у "Ельцин Центра" есть одна функция, которую я бы не стал совсем уж высмеивать: дело в том, что все-таки это некая дань, вот кто бы ни был - это первый президент Российской Федерации...

Куликов: Дань целостности истории, безусловно, должна быть. Я далек от того, чтобы...

Леонтьев: Экспозиция, которая там сделана, конечно, идеологически немножко токсична, но тем не менее там есть запах эпохи. То есть какие-то вещи сделаны довольно талантливо. Бог с ним, на самом деле, я бы не стал кошмарить, ну, центр и центр. Там можно выставки современного искусства проводить, ничего против современного искусства не имею, если это не означает, что нужно накладывать кучу на площади...

Куликов: Я против того, чтобы называть это искусством.

Леонтьев: Но есть же другие варианты, например...

Куликов: Мне, например, акулу в формалине тоже не хочется называть искусством.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"