Спецпроект: Как уходил СССР

Ноябрь 1991 - время парадоксов

  • 08 Ноября, 2016 г. 03:23
Ноябрь 1991 - время парадоксов

8 ноября помощник президента СССР Горбачева Анатолий Черняев, который в тот год вел подробные дневниковые записи происходившего, сделал такую запись: "Второй день праздника. Вчера утром в насмешку по ТВ показали кадры "7 ноября на Красной площади в 1980 году". Брежнев, Устинов, Суслов, Пономарев и Горбачев на втором плане. Издевательство, ужасаешься тому, что мы в этом жили. Но жили же! Горько!" Подробности в рубрике Андрея Светенко "Как уходил СССР" на радио "Вести ФМ".

Действительно, перемены, переосмысление того, что еще вчера казалось незыблемым основанием жизни, - примета осени 1991. И такой влиятельный и внимательный наблюдатель, как Черняев, особенно остро чувствовал и подмечал их. Например, такой парадокс: "Накануне праздников Горбачев встретился с президентом Международного банка реконструкции и развития Престоном. Подписали соглашение о сотрудничестве - вроде от имени Союза, который все газеты и другие СМИ у нас в стране называют уже бывшим, в то время как главы иностранных государств поздравляют СССР с 74-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции".

Действительно, если оперировать сугубо официальной информацией, впечатление от событий ноября 1991 одно. Идет активная работа (борьба) между центром и республиками Союза за властные полномочия, за право принятия решений. Причем и решения принимаются. И бросать работать никто не собирается. А если подключить эмоциональное впечатление, причем активного участника событий и принятий этих решений, то картинка возникает во многом иная. Так, Черняев пишет: "Вчера был госсовет. Взволнованная вводная речь Горбачева "о текущем тяжелом моменте", но главы "суверенных государств" отказались ее обсуждать. Отмалчивались. А Ельцин, опоздавший на 15 минут, грубо потребовал "идти по повестке дня". "Повестка дня, - продолжает Черняев, - меморандум о внешних долгах, который был подписан Горбачевым, но оказалось, что подписан наполовину - лидеры Азербайджана и Узбекистана заявили, что не должны платить, наоборот, центр им еще должен заплатить. И как Явлинский их ни призывал не следовать большевикам образца 1917 года, заявившим, что царь брал долги, пусть и платит - не вняли..."

Еще один пример по меньшей мере неоднозначности происходившего. Известно, что подписание нового экономического соглашения между союзным центром и республиками имело целью сокращения бюрократических структур, центрального аппарата. А вот как оценивает это Анатолий Черняев: "Упразднено около 80 союзных министерств, 50 тысяч чиновников в одной только Москве к 15 ноября окажутся на улице. Геращенко (предсдетаель Госбанка СССР) закрыл счета вслед за студентами и профессорами университетов и государственным чиновникам". "Я, например, - пишет Черняев, - сегодня зарплаты уже не получил".

Вот действительно, то самое - настроение момента. Самое ближайшее время покажет, что вузы союзного подчинения благополучно перейдут в ведение республиканских органов власти. Да и чиновники на улице не останутся. Конфликт и в самом деле заключался в перетягивании каната между союзным центром и республиками, исход которого в ноябре был еще неясен.

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"