Донбасс нельзя менять на Крым

  • 28 Декабря, 2016 г. 19:07
Донбасс нельзя менять на Крым

Злые языки: как антироссийская риторика повлияла на ситуацию в Европе? Что скрывается за высказываниями иностранных политиков? О каких из них им пришлось пожалеть? Будут ли отменены санкции? Об этом и многом другом Анна Шафран беседует в эфире "Вестей ФМ" с депутатом Госдумы Леонидом Калашниковым.

Шафран: Говорим о материале, который появился в немецком издании Bild, насчет утечки по поводу Генри Киссинджера, который, возможно, будет разрабатывать план для Трампа по урегулированию отношений с Российской Федерацией. Так вот, один из пунктов, как предполагается, это урегулирование украинского кризиса, предполагает он собой, что Россия должна гарантировать безопасность восточной части Украины, ну а Запад, так сказать, неофициально признает Крым с тем, чтобы этот вопрос не мешал в переговорах между нашими странами. Насколько это реально и насколько продуктивен такой план, как вы полагаете?

Калашников: Он на самом деле реален, хотя бы потому, что мы как раз вот все эти годы на этом и настаиваем. Ведь то, что произошло на востоке Украины, оно ведь не просто так, люди озаботились своей безопасностью. В Крыму люди озаботились гораздо раньше, а, учитывая, что там поголовно практически русское население, они уже давно сказали и воспользовались своим правом выбора как автономии. Такой автономии у Донецка, например, не было, но при этом там тоже возникла опасность того, что завтра эти люди будут просто интернированы оттуда, растворены или ущемлены в правах.

И вот когда Запад говорит о том, что Россия должна обеспечить безопасность на востоке, она же имеет в виду это прежде всего... Не то что мы должны разменять Донецк на Крым. Вот как раз этого я бы очень не хотел, потому что некоторые поняли это так, вот эту статью в Bild, например, что, мол, давайте так: забудьте о востоке Украины, убирайтесь, а мы, мол, вам забудем о Крыме. "Мы его не признаем, но забудем". Это давно, на самом деле... И до Bild это было, и в умах некоторых наших политиков это присутствовало так или иначе. И иногда оно так произносилось, поэтому это для меня, например, не новость. Но это невозможно делать. Почему? Потому что пока мы не убедимся в том, что люди находятся в безопасности, россияне находятся в безопасности, вернее, русские находятся в безопасности или проживающие на этой территории в безопасности, конечно же, мы не можем... Ну как это можно взять и разменять!

На самом деле, очень много людей и в Харькове, и в Одессе просто запуганы вот этими акциями сожжения и уничтожения людей. И когда мы говорим сегодня о Донецке, где люди самоорганизовались и защищают себя сами, я не забываю как раз и об этих людях, об одесситах... Я же помню, как в Харькове, например, пытались снести памятник Ленину, тогда вышли люди и не дали этому произойти. Но уже во второй раз пришли с дубинками нацисты и просто разогнали этих людей. А как людям, вот как быть пожилым людям, которые там стояли?! Я же их за это не осуждаю. Они теперь уже не могут выйти, они боятся. Но эта боязнь просто пока загнана внутрь, но она никуда не делась, она завтра выплеснется опять.

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"