05 сентября 2011, 17:15

Россия и Украина взялись за "гордиев узел"

поделиться:

Премьер-министр Украины Николай Азаров уверен, что газовой войны с Россией не будет. "До тех пор, пока стороны не договорятся, мы будем исполнять действующие соглашения", - подчеркнул премьер. Когда прежние договоренности могут быть расторгнуты и придут ли Россия и Украина к газовому миру, выясняла корреспондент радио "Вести ФМ" Ольга Беляева.

Беляева: Отношения России и Украины в нефтегазовой сфере регулируются межправительственным соглашением от 2004 года и договоренностями 2009, заключенными "Газпромом" и "Нафтогазом" при правительстве Юлии Тимошенко. По мнению аналитиков, на сегодняшний день ситуация зашла в тупик. Предложенная Украиной ликвидация "Нафтогаза", а точнее, разделение его функций на газодобывающую и транзитную, позволило бы разрубить этот "гордиев узел" и начать газовые отношения с чистого листа. Но это не устраивает Россию. Заявление Азарова, прозвучавшее на украинском телеканале "Интер", несколько разрядило обстановку.

Азаров: Никто и никогда не дождется никаких войн, в том числе, газовых, с нашим стратегическим партнером - Россией. До тех пор, пока мы не договоримся, мы будем исполнять наше соглашение.

Беляева: Заявление украинского премьера главный аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник назвал пиар-ходом. На его взгляд, положение серьезное.

Пасечник: У Украины нет иных козырей, как только пытаться влиять на ситуацию такими заявлениями. Ибо разрыв этих контрактов приведет к тому, что придется сесть за стол переговоров и подписывать контракты с иными ценовыми рамками. У России есть требования: скидка на газ может быть получена только в обмен на определенные уступки - интеграция в единое экономическое пространство и переход национальной транзитной системы под контроль "Газпрома".

Беляева: Глава "Газпрома" Алексей Миллер предложил пересматривать прежние договоренности только после слияния "Нафтогаза" с "Газпромом". Однако украинская сторона эту возможность не рассматривает, даже в обмен на скидки на поставки газа. А они доходят до 100 долларов за кубометр. Похоже, она вообще игнорирует российские уступки, - возмущается гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. И предлагает Украину наказать.

Симонов: Если уж менять этот контракт на что-то, то логично было бы взять стоимость газа для Германии и вычесть стоимость транспортировки на Украину. При этом газ для Украины подорожал бы на 15-20 долларов. Но Украина страна хитрая, она хотела бы пересмотреть контракты и сохранить 100-долларовую скидку, хотя она давалась под определенные условия - неизменность данных договоров.

Беляева: Директор Киевского института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский напоминает, что цена на газ для Украины привязана к мировой цене на нефть, а та, в свою очередь, растет в духе спекулятивных сделок. Поэтому нелюбовь украинского руководства к газовым соглашениям с Россией объяснима.

Бураковский: Очень тяжело странам-потребителям газа иметь долгосрочные контракты, работающие по принципу "бери или плати". С одной стороны, все заинтересованы в долгосрочных поставках, с другой - ситуация может очень быстро меняться, и тогда потребитель газа берет на себя дополнительные экономические риски.

Беляева: Есть еще один обсуждаемый вариант изменения газовых соглашений - вступление Украины в Таможенный союз. Тогда она получила бы интеграционную скидку, как Белоруссия. Но, похоже, Украину эта перспектива не устраивает. Россия в этом вопросе несколько перегибает палку, считает эксперт Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Ясин: Российское руководство заняло очень жесткую позицию - может, и правильно. Дожать сейчас и заставить вступить в Таможенный союз, продать газопровод. Но я не думаю, что это верный путь. Если вы хотите иметь союзника, надо, чтобы он не попадал в положение крысы, загнанной в угол.

Беляева: О том, что ощущения у украинского руководства именно такие, свидетельствует суд над экс-премьером страны. Пытаясь разыграть "карту Тимошенко", нынешняя власть стремится решить сразу два вопроса: разделаться с политическим противником и доказать, что заключенные им газовые соглашения были неправомерны.