Молдавия

17.11.2020, 08:07

Политтехнологи Додона – неудачники и дилетанты

АРМЕН ГАСПАРЯН: «Случилось то, что мы предсказывали, потому что так выборами не занимаются. Потому что если у вас есть пчела Майя, которая главный конкурент, а вы вместо того чтобы работать против её повестки, семь дней в неделю занимаетесь исключительно отслушиванием того, что говорят Мартынов и Гаспарян».

16.11.2020, 14:00

Реванш Санду

Президентом Молдавии стала проевропейский политик Майя Санду. Она обещает сближение с ЕС, европейские зарплаты и пенсии. Кроме того, будущий президент намерена вывести российских военных из Приднестровья.

16.11.2020, 11:07

Выбор молдаван – это путь к обострению конфликтов

СЕРГЕЙ МИХЕЕВ: «Санду неоднократно высказывалась за вывод российских миротворцев из Приднестровья, что, конечно, поставит опять ситуацию на грань войны. Я думаю, что эту женщину будут использовать для организации в Приднестровье и в Молдавии очередного очага напряжённости».

02.11.2020, 15:12

Сенсации не случилось: первый тур президентских выборов в Молдавии не выявил победителя

Президента Молдавии выберут во втором туре. По итогам голосования в минувшее воскресенье проевропейский политик Майя Санду обошла действующего президента Игоря Додона. Однако никто из кандидатов не набрал необходимого для победы количества голосов. Несмотря на обещания оппозиции устроить беспорядки, выборы прошли спокойно.

02.11.2020, 12:06

Ассоциация с Европой ничего не дала Молдавии

СЕРГЕЙ МИХЕЕВ: «Товары из таких стран, как Украина, Молдавия, объективно не могут пробиться на европейский рынок, это невозможно. Одновременно с этим эти соглашения об ассоциации в том виде, в котором их подписали Молдавия и Украина, они фактически закрывают для них российский рынок. Получается, что российского рынка эти страны лишаются, а европейского не приобретают».

02.11.2020, 07:06

Выборы в Молдавии: всё очевидно и понятно

ДМИТРИЙ КУЛИКОВ: «Выборы на постсоветском пространстве. Всё дошло до какой-то очень высокой степени ясности. В Молдове, в Молдавии – по-старому, как мы привыкли говорить, по крайней мере, моё поколение и старше – весь выбор абсолютно понятен, прозрачен, очевиден и довольно бессмысленен с точки зрения той темы, на которой распадался Советский Союз 30 лет назад».