программа: Авторазборки
20:52, 07 октября 2012

Наказание должно быть прогрессивным

В минувшую пятницу премьер Дмитрий Медведев провел совещание по безопасности дорожного движения. Премьер высказался за то, чтобы алкогольное опьянение водителя было условием, отягчающим уголовную и административную ответственность за совершение ДТП. Тема пьянства за рулем не утихает с того случая, когда нетрезвый водитель в Москве задавил семерых человек на остановке, причем пять из них были детьми-инвалидами. О том, как стоит бороться с этой проблемой, а также о других актуальных новостях Александр Злобин беседовал с экспертами в студии радио "Вести ФМ".

Злобин: Приветствую всех. В студии Александр Злобин. Это большая автомобильная программа на радио "Вести ФМ". Как всегда, обсуждаем последние автомобильные новости, тенденции, тренды и так далее вместе с нашими гостями. Сегодня у нас в студии автомобильный эксперт Алексей Аксенов. Алексей, приветствую вас в нашей студии.

Аксенов: Здравствуйте.

Злобин: И замглавного редактора газеты "Клаксон" Юрий Урюков. Юрий, приветствую вас тоже.

Урюков: Здравствуйте.

Злобин: Главная тема минувшей недели, - наверное, это продолжение обсуждений тех жесточайших мер, которые следует применять к водителям, которые сели за руль в нетрезвом состоянии и тем паче совершили какое-то ДТП. Вот в минувшую пятницу было совещание у Дмитрия Медведева по этому поводу, обсуждались последние, так сказать, детали. Будем смотреть и наблюдать за этим. Но пока мой первый вопрос к гостям такой. Вот, на ваш взгляд, такое сильное ужесточение штрафов, повышение штрафов, увеличение сроков лишения прав, допустим, просто за езду в нетрезвом виде (отдельный вопрос, что мы считаем "нетрезвым видом", это отдельный вопрос), оно может привести к ликвидации возможности такого рода трагедий, которая произошла на Минской улице?

Аксенов: Нет, на самом деле, когда первые ужесточения были за езду, за пьянку, то есть когда у нас повысили штрафы, когда у нас стали лишать на длительный, в общем-то, срок, количество тех, кто употребляет...

Злобин: Ты имеешь в виду первый этап, когда было 0,3 и осталось, вот этот допуск?

Аксенов: Да-да-да, когда остался допуск, когда ужесточили главное наказание за это, на самом деле количество пьяных за рулем снизилось, и снизилось количество ДТП с участием пьяных водителей.

Злобин: По статистике.

Аксенов: По статистике и в личном общении на самом деле с сотрудниками ГИБДД, они говорили, что гораздо меньше и гораздо меньше именно с летальным исходом было каких-то аварий.

Злобин: То есть люди стали остерегаться все-таки.

Аксенов: Да. Ну, не остерегаться, стало страшно, да. То есть сейчас пьяными ездят или совсем уже те отморзки, кому терять вообще уже нечего, и их ничего не останавливает: лишили прав, а они продолжают ездить. Или очень обеспеченные люди, которые могут на месте заплатить очень круглую сумму, которая сейчас, вот недавно буквально разговаривал, доходит до 150 тысяч.

Злобин: В Москве?

Аксенов: В Москве, да.

Злобин: В регионах, конечно, дешевле, понятно.

Аксенов: Ну, естественно.

Урюков: Да, в целом я согласен, что говорит Алексей. И, в общем-то, самый важный-то вопрос здесь, наверное, как раз не наказание вообще за езду в пьяном виде, а определять, что является ездой в нетрезвом состоянии.

Злобин: Это необходимый компонент.

Урюков: Потому что да, конечно, на мой взгляд, наказание должно быть прогрессивным. Естественно, должен быть какой-то лимит, не ноль промилле, поскольку действительно очень много споров по поводу лекарств, напитков, даже бежалкогольных.

Злобин: По поводу вчерашнего.

Урюков: Конечно, конечно, которые могут... Ну, человек не пьяный, какое-то, может быть, остаточное явление есть. Но чем тяжелее его, так скажем, нарушение, тем оно, естественно, суровее должно наказываться. Если человек, допустим, уже не первый раз совершает подобное нарушение, естественно, наказание должно быть строже. Если он лишен прав и при этом ездит в нетрезвом состоянии, еще жестче, естественно, вплоть до тюремного заключения, здесь я совершенно согласен с тем, что предлагается. Но, к сожалению, у нас вот предлагается все, как говорится, уже после того, как что-то случилось, и, в общем-то...

Злобин: Ну, дай бог, хотя бы, может быть, кого-то еще сможем сберечь.

Урюков: Конечно, конечно.

Злобин: Ну, кстати говоря, дифференциация, она вот даже в поправках, которые Лысаков  готовит, Вячеслав Лысаков в Госдуме, там есть дифференциация по штрафам в зависимости от степени промилле, и так далее, и так далее. У нас, в общем, сейчас опять ссылаются на западный опыт о том, что за нетрезвое вождение это приравнять к уголовному преступлению и наказывать тюремным заключением, ну, может быть, не очень длинным, если не было ДТП. Я специально посмотрел американские, в частности калифорнийские правила, где самый большой штат по населению в Америке, больше всего автомобилей, там интересная штука: там действительно за факт вождения в нетрезвом состоянии может быть тюремное заключение на несколько месяцев. Но при этом преступлением является вождение автомобиля при норме свыше 0,8. То есть 0,7, оно не считается нарушением. Это может быть потом, если будет ДТП, страховая там будет как-то потом напрягаться в следующие разы уже, это может быть отягчающим, но это не преступление. Вот такой подход, на ваш взгляд, очень высокий уровень допуск, а после которого, извините, тюрьма?

Полностью слушайте в аудиоверсии.