Неновая идея тестировать водителей на алкоголь прямо на дорогах обрела конкретные формы. Что нас ждет? ДТП с Ефремовым и др.

ЗЛОБИН: Приветствую всех, в студии Александр Злобин. Это большая автомобильная программа на радио "Вести ФМ" после небольшого перерыва карантинного, и вот снова мы возобновляемся. Конечно, в автомобильной программе, тем более, где мы обсуждаем юридические детали, мы не можем не коснуться той страшной трагедии страшного ДТП, которое совершил актер Михаил Ефремов. Там есть довольно много интересных юридических деталей, которые мы обсудим с нашим сегодняшним гостем. Это автомобильный юрист, адвокат Сергей Радько. Сергей, приветствую вас в нашей студии.

РАДЬКО: Здравствуйте.

ЗЛОБИН: Да, к сожалению, не в студии, так вот, что называется.

РАДЬКО: Удаленно, но в студии.

ЗЛОБИН: Это надежда такая вот играет. Ну и еще несколько есть интересных новостей для обсуждения. В частности, ГИБДД хочет устроить уже как бы официально, на законном основании для нас такие экспресс-тесты на нетрезвое состояние. Ну, естественно, понятно, что огромное внимание этому уделяется в связи вот с этим страшным ДТП с Ефремовым. Ну давайте начнем с него. Вот, Сергей, сразу такой вот вопрос. Я прочитал мнение некоторых представителей адвокатского сообщества (не будем называть фамилии, имена и так далее), которые сказали примерно следующее, что я знаю варианты, каким образом можно полностью освободить виновника, то бишь Ефремова, от ответственности. Ну, не знаю даже, как это может такое быть. Есть виновник, есть погибший человек, есть видеосъемка, есть признание, есть данные исследований на нетрезвое состояние и там даже на какие-то остаточные явления наркотических средств. Я не понимаю, как такое может быть – освободить. Я понимаю, что, может быть, вот вы расскажете, исходя из вашей адвокатской, там судебной практики, от чего зависит степень наказания за однотипные преступления, связанные там с ДТП и с пострадавшими, там нетрезвое состояние утяжеляет, какие еще могут быть обстоятельства. Но вот как такое может быть – освободить, это как вообще? Такое вообще когда-нибудь было в нашей юридической практике, при таких вводных, скажем так?

РАДЬКО: При таких вводных мне это представляется мало реальным, если, конечно, грубо говоря, не дать взятку следователю или судье. Но это опять же мы не обсуждаем правонарушение.

ЗЛОБИН: Нет-нет-нет, это мы не обсуждаем, то, что там вне правового поля, и обсуждать это все не будем, естественно. Мы вот исходим из судебной практики многолетней, сложившей в нашей стране.

РАДЬКО: Исходя из очевидности правонарушения, вернее происшествия, и все мы видели эту запись, где автомобиль двигается по прямой и на повороте Садового кольца продолжает двигаться прямо. При этом я присмотрелся, мне показалось, что даже стоп-сигналы не горели, а вспыхнули они примерно метра за три до столкновения. Это означает, что водитель даже не предпринимал никаких попыток затормозить, а стал это делать, только когда непосредственно оставалось там буквально полсекунды до столкновения. Это говорит о том, что он либо там уснул, отвлекся, не заметил, потерял внимание и так далее. То есть все это вполне вписывается в картину того состояния, которое было у Ефремова потом диагностировано. Поэтому если говорить, например, о том, насколько и наказание может быть строгим, да, там действительно получается 4-й статьи 264-й, по которой дело сейчас расследуется, там наказание имеет очень большую вилку – от 5-ти до 12-ти лет лишения свободы.

ЗЛОБИН: Вот, вот! Именно об этом-то, Сергей, и хотел уточнить. Потому что я понимаю, что, может быть, там вот те представители адвокатского сообщества, которые говорят вообще освободить, есть такие пути (ну, ладно, оставим на совести). Но вот действительно вот эта огромная вилка – от 5-ти до 12-ти – это вообще человеческая жизнь, можно сказать. 5 и 12 лет при одних и тех же вводных – вот от чего это зависит, исходя из нашей судебной практики? Естественно, мы за скобки выносим сразу всякие коррупционные составляющие там и так далее.

РАДЬКО: Когда эти поправки обсуждались год назад – наказание усиливалось, я не помню, это было как раз вот где-то в июне-июле прошлого года, действительно меня тоже удивила столь большая разница: почти в три раза различается срок наказания, хотя последствия одни и те же – гибель человека по вине пьяного водителя. На мой взгляд, конечно, это дает очень большие, ну скажем так, рычаги для произвола, вернее для произвольного определения наказания, потому что в принципе за одно и то же деяние разным людям может быть назначен срок и 5 лет, и 12. Конечно, на практике суды должны при вынесении приговора и назначении наказания учитывать все факторы – как смягчающие, так и отягчающие...

Слушайте в аудиофайле!