Специалисты Всероссийского реставрационного центра Грабаря подтвердили культурную ценность экспонатов, повреждённых во время погрома в столичном Манеже, который был устроен православными активистами 14 августа. Сейчас эксперты устанавливают стоимость ущерба, причиненного четырем линогравюрам Вадима Сидура и одной скульптуре в виде головы. Между тем вопрос защиты культурных учреждений от вандалов встал после этого случая особенно остро: президент Союза музеев и директор "Эрмитажа" Михаил Пиотровский заявил, что с ноября этого года полиция прекратит охрану российских музеев. В студии "Вестей ФМ" сложившуюся ситуацию обсудил со своим гостем - экс-директором Манежа Андреем Воробьевым обозреватель Григорий Заславский.

Заславский: О событиях, которые произошли в "Манеже" 14 августа, когда люди, называющие себя "Православными активистами", напали на скульптуры, выставленные в Центральном выставочном зале. Об этом продолжают говорить, и официальные заявления только-только начинают поступать на этой неделе, спустя пять и больше дней со времени самого события. И мне показалось важным об этом поговорить с искусствоведом и бывшим директором Манежа Андреем Воробьевым. И я приветствую вас, Андрей, в студии "Вестей ФМ". Здравствуйте.

Воробьев: Здравствуйте.

Заславский: Ну, конечно же, мне интересно, постольку поскольку у меня был совершенно неожиданный в свое время опыт проведения выставки, и она как раз проходила в "Манеже". И я помню, какая там серьезная охрана. Это не сотрудники полиции, не сотрудники Министерства внутренних дел и вневедомственной охраны, но это очень серьезные  люди из какого-то частного охранного предприятия, такое впечатление - прошедшие не только афганские и чеченские военные истории, но и поработавшие в федеральной службе охраны.

Воробьев: Да, это именно так, действительно там частная охранная компания, но очень серьезная, имеющая контакты и опыт работы, и коммуникации со всеми необходимыми охранными структурами.

Заславский: Очень образованные люди, да.

Воробьев: Поскольку это Манежная площадь, дом 1, рядом Кремль, это особый режимный объект, и они, в общем, действительно вполне проинформированные и обученные, в том числе и на предмет внештатных ситуаций во время мероприятий, которые проходят в "Манеже". Ну, тем, в общем, удивительнее то, как на самом деле они себя повели.

Заславский: А вообще, я понимаю, наверное, что начинать нужно было бы с того, что, вероятно, первое, что пришло вам в голову: какое счастье, что я уже там не работаю...

Воробьев: Это было второе, да.

Заславский: А первое что?

Воробьев: А первое все-таки - ну, шок не шок, но потрясение такое и человеческое, и профессиональное от произошедшего, сам факт. Сам факт того, что в наши дни возможно в государственном музее, в музее, расположенном в самом центре Москвы, уничтожить, повредить, разбить предметы, входящие в государственную часть музейного фонда, и что это не случайность, не какое-то странное стечение обстоятельств, а это реализация вполне спланированных действий. Это было первое. А второе - да, я все-таки профессиональный музейщик и практически всю жизнь работаю в музеях, и да, мне в каком-то смысле повезло, что вот на меня не лег вот этот груз ответственности за произошедшее, потому что вряд ли можно было, наверное, как-то повлиять на эту ситуацию. Но всю жизнь помнить о том, что при тебе как руководителе такого огромного учреждения произошел, в общем, отвратительный прецедент, это очень тяжело.

Заславский: Ну а все-таки, действительно вы совершенно справедливо заметили, что это была спланированная акция. И если с действиями безумного одиночки, как это было в случае нападения, скажем, в еще доинформационную эпоху на картину Репина "Иван Грозный убивает своего сына", или в случае с нападением в более позднее уже советское время на "Данаю" в стенах государственного "Эрмитажа", такие вещи невозможно предугадать. А когда речь идет о людях, подобных Энтео, то прекрасно все понимают, и я тому сам был свидетелем однажды в Театре.doc, что он очень часто приходит уже в сопровождении телевизионной группы, то есть он не только широко обсуждает и готовит свои акции, но даже часто обеспечивает им, что называется, информационное сопровождение. И вот то, что такие вещи, я понимаю, что, конечно же, нападение на музейные экспонаты - это не нападение на людей, не теракт, и здесь наверняка разведка не должна работать так слаженно, как в случае с террористическими какими-то случаями, но все-таки странно, что такого рода событие не оказалось предупреждено. Да, все-таки это тот человек, который, повторяю, любит анонсировать свои походы.

Воробьев: И я так понимаю, что это событие было анонсировано. И мне кажется, что в любом случае какой-то анализ, мониторинг социальных сетей существует. И когда вбиваются определенные призывы и требования, ну как-то странно не обратить на это внимание, согласен.

Полностью слушайте в аудиоверсии.