5 лет со дня смерти Муаммара Каддафи: как изменилась ситуация в Ливии? Какую роль он играл в судьбе Ближнего Востока? И что будет с его страной в будущем? Об этом в эфире "Вестей ФМ" рассказывают заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков и политологом Павел Святенков

Бадьева: Напомню коротко, как развивались события в Ливии пять лет назад: в феврале там начались массовые демонстрации, оппозиция требовала ухода Каддафи, он правил страной более 40 лет. Впоследствии все это переросло в противостояние между силами правительства и оппозиции, и в августе оппозиция уже при поддержке авиации НАТО заняла столицу Ливии - Триполи. Ну и Каддафи был убит 20 октября в окрестностях своего родного города Сирт. Во время гражданской войны оппозиция требовала демократических реформ, вот прошло пять лет, и сейчас фактически Ливию очень сложно назвать государством в полном смысле этого слова. Сейчас там просто фактически нет правительства, в полном смысле этого слова, враждующие племена и разносторонние группировки. Причем президент США Барак Обама какое-то время назад, весной этого года, говорил о том, что мы, в общем-то, правильно сделали, что начали операцию в Ливии, но мы не учли некоторых моментов, и что-то потом пошло не так. Вот что потом пошло не так?

Егорченков: Хотелось бы начать с того, что подобные заявления от представителя самой развитой, как они сами себя называют, международной державы...

Бадьева: В демократическом смысле, видимо.

Егорченков: И в демократическом, и во всех остальных смыслах слова. Сейчас на гребне этой избирательной кампании от всех прозвучало огромное количество заявлений на этот счет. Заявлений о том, что, ввязываясь в большую войну в таком сложном регионе, как Ближний Восток, американцы не просчитывали хотя бы приблизительных последствий своей операции, своих непосредственных военных действий, ну, наверное, - немного смешно для лидера такого государства. Видимо, последствия они все-таки просчитывали. Следовательно, цель самой операции была не в том, чтобы установить демократию, равенство и все остальные вещи прекрасные, о которых американцы нам рассказывают постоянно, а в чем-то другом. Судя по тому, как развивались события, мы понимаем, что в значительной степени американцам нужно было убрать именно Каддафи самого. Подтверждений тому масса. После взятия Триполи, например, повстанцами даже прилетела срочно Хиллари Клинтон, и есть ее задокументированное заявление о том, что нам необходимо срочно поймать или убить Каддафи. Иначе у нас ничего не получится. Что и было сделано через какое-то короткое время. И сделано это было ровно теми самыми боевиками, которые и сейчас берут Сирт вновь. Это все те же "Мисуратские бригады", которые так сейчас переименовались в армию подконтрольную правительству национального единства. Я хотел бы сказать, что правительств как раз в Ливии есть, и их слишком много, и все они в значительной степени, большинство из них, по крайней мере, признаны международным сообществом, что удивительно...

Бадьева: Павел, вы тоже считаете, что американцы хотели именно того, что сейчас происходит в Ливии?

Святенков: Вы знаете, они, прежде всего, конечно, хотели свержения Каддафи, и понятно, почему хотели свержения. Долгое время это был такой достаточно тяжелый для них в кавычках партнер, такой крепкий орешек, который к тому же, если мне память не изменяет, обладал химическим оружием. Дальше в ответ на судьбоносные договоренности с Западом он это оружие сдал, то есть змея по собственной инициативе сдала на склад свои ядовитые зубы, и выяснилось, что он является хорошей жертвой, потому что сама по себе Ливия - государство не очень сильное. У них был слишком сильный и слишком харизматичный лидер, но сама она не сильная. И совпали интересы сразу нескольких игроков, то есть - Соединенные Штаты, Франция и Великобритания, которые тоже стояли за свержением Каддафи и очень активно действовали. На самом деле США были на подхвате. Франция и Британия как раз за шкирку тянули Обаму, и Обама долгое время не давал согласия на применение силы, только потом, насколько я помню, крылатыми ракетами начали обстреливать Ливию. Но после колебаний, потому что Обама - это президент, который пришел как бы как антитеза Бушу-младшему.

Бадьева: Ему еще не дали тогда Нобелевскую премию мира.

Святенков: Ему практически ее сразу дали, как бы авансом, как все тогда говорили. Так вот, понимаете, тут прежде всего роль Англии и Франции, роль княжеств Залива, то есть, видимо, Катара и Саудовской Аравии просто потому, что им Каддафи очень мешал. Каддафи не был исламистом, он придумал собственную теорию и собственное общество, он назвал его Джамахирия.

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.