100-летие Октябрьской революции - значимое событие не только в России, но и за рубежом. Почему его отмечает весь мир? Этот и многие другие вопросы Ольга Подолян задаёт доктору исторических наук, научному директору Российского военно-исторического общества Михаилу Мягкову.

МЯГКОВ: Я думаю, что, конечно, западные аналитики и историки сегодня отошли намного дальше от тех оценок, которые у них были, например, в 50-60-х годах XX века. Ведь не секрет, в то время и аналитики, и журналисты, и общественные деятели полагали, что соревнование между социализмом и капитализмом далеко не завершено. И кто знает, возможно, что социализм одержит верх. Вот такие оценки были у многих интеллектуалов западных, вплоть до конца 60-х, наверное, годов. А сегодня, в связи с тем, что у нас в 90-е годы случились пертурбации, рухнул  Советский Союз, Запад посчитал, что он выиграл холодную войну над Советским Союзом, что капитализм в результате победил социализм, соответственно, оценки у них тоже изменились. И они посчитали, что тот эксперимент, который был в Советском Союзе, изначально и заранее был запрограммирован на неуспех, на провал. Вот такие оценки сегодня, конечно, превалируют. Хотя многие интеллектуалы и сегодня, безусловно, оценивают те эпохальные события, которые совершились в мире, достаточно высоко. Есть такие оценки, что революция в России спасла западный либерализм, спасла тем самым, что заставила его двигаться, заставила его менять свои приоритеты и, в конце концов, думать и заботиться о государстве, так называемом государстве всеобщего благоденствия, то есть больше перераспределять ресурсов именно на людей работающих, то есть людей, занятых трудом, тогда возможно избежать различных социальных катаклизмов, которые были у нас в России в 1917 году. Я хотел бы сказать, что интерес, конечно, к революции сегодня достаточно высок. Я даже думаю, что  в некоторых странах, тем более западных, может даже на уровне, как у нас, или приближается к нашему уровню. Недаром сегодня мы говорим о том, что в конце ноября в Петербурге пройдет Международный культурный форум, где одним из главных его составляющих будут непосредственно круглые столы, конференции, выступления, связанные именно с русской революцией 1917 года. Туда приезжает очень много иностранных гостей.

ПОДОЛЯН: Скажите, чем вы объясняете такой интерес, попытки переосмыслить и все-таки понять?

МЯГКОВ: Потому что мир меняется. И меняются не только положения в тех или иных странах в социальном, в политическом положении, в области занятости, но меняется сам глобальный наш мир. Одни страны вырываются вперед, они становятся "золотым миллиардом", другие страны остаются на дне вот этого всемирного всеобщего глобального процесса. И вот те процессы, которые раньше шли, может быть, в одной стране, допустим, в том же самом Советском Союзе, когда пытались с помощью утопии, безусловно, каким-то образом разрешить вот это противоречие, которое накапливалось долгие годы в одной стране. Теперь эта задача стоит уже в большом, глобальном масштабе: разрешить вот эти социальные противоречия в глобальном нашем мире. Как сделать так, чтобы страны, которые считают себя ущемленными, по крайней мере, были в русле мирового прогресса, что нужно для этого сделать, чтобы не допустить вот этого нового мирового взрывы, который грозит, в принципе, обрушить уже всю нашу человеческую цивилизацию.

Полностью слушайте в аудиоверсии.