программа: Интервью
тема: Сирия
16:07, 06 сентября 2018

Каддафи убили из-за требования компенсации за годы колониализма

О переговорах по Сирии в Иране поговорили с директором Центр партнерства цивилизаций МГИМО Вениамином Поповым.

Ведущий – Сергей Корнеевский.

ПОПОВ: Я хотел бы начать с того, чтобы два слова сказать о масштабах того, что происходит в Сирии сейчас. Ведь это – событие такого исторического значения, и не только для Сирии: Сирия выходит на путь мирного урегулирования, строительство новой мирной жизни. Возвращение беженцев – это колоссальный наш успех. И то, что мы нанесли сокрушительный удар по террористам – это никто и никогда не забудет.

Но я бы хотел подчеркнуть два основных момента, чтобы понять, почему мы такое значение придаем этой трехсторонней встрече в верхах в Тегеране, о которой вы сказали. Для того чтобы это понять, надо чуть-чуть оглянуться назад и посмотреть, что за 7 лет произошло.

7 лет продолжается этот сирийский конфликт. Ведь когда начинали, Запад, помните, тогда был на коне: они очень успешно провели, как они считают, операцию в Ираке: захватили Ирак, казнили, повесили Саддама Хусейна, чтобы неповадно было другим. Тем не менее началась "арабская весна", и они не знали, что делать.

Поначалу Запад растерялся, он не знал, как реагировать, что делать. Спасать Мубарака, не спасать Мубарака, пожертвовать Мубараком. В Тунисе они пожертвовали своим президентом. Я это хорошо знаю, потому что я был послом и в Тунисе, но главное, что они все-таки посчитали, что им надо уничтожить Каддафи. Потому что Каддафи, хотя он и согласился практически на все требования Запада, и он сказал, что "я ликвидировал все попытки сделать какое-то химическое оружие или приступить к поискам атомного оружия", выплатил все компенсации огромнейшие…

КОРНЕЕВСКИЙ: За "Боинг", да?

ПОПОВ: За "Боинг", за другие два самолета – все выплатил. Готов был сотрудничать. Почему-то они его растерзали и убили. Знаете, недавно мне один ливанский мой друг, который только что посетил Ливию, он сказал, что, вероятнее всего, все-таки убили за то, что Каддафи мог создать опасный прецедент. Он требовал, чтобы Запад – прежде всего, Италия – выплатил компенсации за годы колониализма.

КОРНЕЕВСКИЙ: О-о! Тогда бы денег пошло много в те страны.

ПОПОВ: Пошло много. А вы представляете, как они говорят – пример ведь заразительный! Тогда бы и африканцы, и многие другие… Вот чтобы другим было неповадно, они его убили.

Но они сосредоточили огонь против Сирии. Почему? Сирия – прекрасная страна, она на перекрестке находится всех путей, играет важнейшую роль вообще в ближневосточном регионе. И вот они решили обязательно сбросить режим, как они говорят, правительство Башара Асада. Очень мешало.

Сирия самая близкая всегда была к России страна. Неслучайно там – огромное количество людей получило у нас образование. Как-то Башар Асад сказал Путину, что "даже если бы я хотел повернуть как-то курс – это невозможно. Почему? У нас – 30 тысяч ваших жен!".

Полностью слушайте в аудиоверсии.