О событиях в Керчи Руслан Быстров побеседовал в эфире "Вестей ФМ" с президентом Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосифом Линдером.

ЛИНДЕР: Вы знаете, найти причин можно много – и воспитание, и нарушения в системе безопасности учебных заведений, что угодно. Меня в данном случае как специалиста интересует следующие аспекты: 18-летний молодой человек, достаточно замкнутый, из неполной семьи, мама зарабатывает около 8-10 тысяч рублей, приобретает достаточно дорогостоящее для его семьи помповое ружье.

АВЕРИН: Это сколько стоит примерно?

ЛИНДЕР: Самое дешевое стоит где-то от 15 до 20 тысяч рублей и выше. То есть для семьи, в которой мама зарабатывает 8 тысяч, на которые надо прожить…

АВЕРИН: Мама в онкоцентре работает, я напомню.

ЛИНДЕР: Да. Покупает достаточно большое количество боеприпасов, изготавливает несколько самодельных взрывных устройств с начинкой. За некоторое время до событий удаляет все акаунты. Он и так был достаточно замкнутый с определенной особенностью в поведении… К чему я веду этот разговор? С точки зрения соответствующих служб, это очень хорошо вписывается в систему так называемого дистанционного управления, когда определенно подобранные лица проходят очную, заочную специальную подготовку. Они даже не до конца могут понимать, к чему их готовят, потому что это может быть закамуфлировано подо что угодно. И поэтому когда впервые прозвучала информация, что в ряду версий... Что, скорей всего, это может быть террористический акт, это не так далеко от истины. И пока оперативно-следственное мероприятие не закончилось и следствие не доказала обратное, ни одну из версий нельзя сбрасывать со счетов. Но вот те факты, названные мной, они для специалистов являются очень настораживающими.

АВЕРИН: Тогда почему никто ответственность не взял до сих пор?

ЛИНДЕР: А это не обязательно.

АВЕРИН: А как же мы поймем цель теракта?

ЛИНДЕР: А это не обязательно будет. Зачем? Ответственность через какое-то время может взять на себя любая организация или не взять. Но сам факт, когда 18-летний парень с профессиональной четкостью отрабатывает боекомплект, причем, извините, 5 или 8 зарядное помповое ружье нужно же перезаряжать, у него же не 20 магазинов или шнеков, или, так сказать, дисков, или коробок по 300 патронов было с собой. У него были обычные охотничьи патроны с собой. Значит, каждый раз это помповое ружье нужно было зарядить. Быстро перезарядить, достаточно точно выстрелит, не бояться крови и результатов выстрела.

АВЕРИН: То есть его обучали, хотите сказать?

ЛИНДЕР: Исключить это нельзя. Потом заканчиваются патроны, он спускается вниз и инициализирует взрывное устройство. Потом уходит и в библиотеке завершает свой жизненный путь. Понимаете?

АВЕРИН: Вас настораживает профессионализм.

ЛИНДЕР: Меня настораживает в данном случае, что в таком возрасте при определенных обстоятельствах, когда человек работает как четко обученный солдатик… Я не хочу произносить, говорить слово "зомби", это немножко не тот смысл вкладывается. Но человек обучен. Возможно, он даже не понимал и не представлял, кем являются или могут быть его кураторы. А наличие таких людей исключать нельзя. Потому что списывать все только на то, что это действие неуравновешенного одиночки или человека с определенными изменениями в психологии и в психике, на мой взгляд, недостаточно.

Полностью слушайте в аудиоверсии.