О трагедии в Керчи Наталья Мамедова беседует в эфире "Вестей ФМ" с врачом-психиатром, специалистом по криминальной психологии Александром Федоровичем.

МАМЕДОВА: В порции последних новостей из Керчи пришло сообщение о том, что назначена посмертная психологическая экспертиза вот этого самого Рослякова. Как это проходит?

ФЕДОРОВИЧ: Современные механизмы и интернет-пространство дают нам огромный материал для обсуждения, для принятия решения, для оценки и так далее. Это, естественно, социальные сети, это, конечно, все месседжеры с переписками, с обсуждениями возможными с кем-то, это какая-то переписка в Интернете, возможно, обсуждение на каких-то форумах, на каких-то сайтах. Это, конечно, какие-то социальные сети, где люди часто вывешивают свои фотографии, какие-то свои лозунги, излагают свои идеи, комментируют чьи-то посты. Я думаю, что вариантов огромное количество. Это и свидетели.

МАМЕДОВА: То есть, весь комплекс?

ФЕДОРОВИЧ: Я уверен, что однозначно не будет упущено ни одной детали, потому что и трагедия колоссальная, и дело очень резонансное, и тренд, который мы сейчас наблюдаем у нас в стране за последние пару лет, – наверно, можно уже с полдюжины насчитать таких тяжелейших трагических ситуаций, я даже не буду говорить о "Зимней вишне" и так далее, это немножечко иное. Но все равно, понимаете, уровень напряжения, эмоционального напряжения у населения в стране, мне кажется, достиг уже какого-то апогея. То есть, мы не можем пойти в торговый центр, потому что там пожары, мы не можем зайти в кафе, потому что туда могут зайти футболисты, мы не можем спокойно…

МАМЕДОВА: Александр Михайлович, ну не так все буквально. Мы просто помним о трагедии "Зимней вишни", мы знаем, что Кокорин с Мамевым буйные, но это не значит, что мы боимся каждого торгового центра и каждого кафе.

ФЕДОРОВИЧ: Без сомнения. Но мы говорим о некоей тенденции. И я в этой ситуации считаю, что именно сейчас, когда все достигло апогея, нужно принять самые жесткие меры, самые выверенные решения по предотвращению, по обрыву этой тенденции, потому что это, мне кажется, может быть рассмотрено как социальная катастрофа.

МАМЕДОВА: Такое нельзя сделать по решению правительства. В это должен внести свою лепту каждый гражданин, если вы говорите, по вашему красочному выражению, по обрыву вот этой такой тенденции, ниточки на такую жестокость вокруг нас, которая множится. Александр Михайлович, наверняка вы, как все россияне, впитывали буквально все, что происходило в Керчи. На ваш взгляд, на каком этапе упустили в данном случае пациента, потому что поверить в то, что это Росляков нормальный, я лично не могу?

ФЕДОРОВИЧ: Мы можем предполагать, следствие, я думаю, установит, и материалов для психолого-психиатрической, пусть даже посмертной, экспертизы будет достаточно. Однозначно я с вами согласен в той части, что здравомыслящий и нормальный человек так поступить не может. Это основание предполагать, что, как минимум, мы имеем дело с измененным сознанием.

Полностью слушайте в аудиоверсии.