Цена Победы в реальных цифрах.

СВЕТЕНКО: Здравствуйте. В эти майские дни очередная годовщина победы в Великой Отечественной войне, безусловно, на первом месте. А вот внутри этой темы далеко не на первом месте материальная сторона вопроса – деньги, зарплаты, фонды помощи, трудодни, аттестаты. Никто не отменял эту прозу жизни. И об этой цене победы именно в конкретном смысле мы сегодня поговорим с экспертом. У нас в гостях Александр Викторович Ломкин. Приветствую вас.

ЛОМКИН: Здравствуйте.

СВЕТЕНКО: Кандидат экономических наук, доцент кафедры истории народного хозяйства и экономических учений экономического факультета МГУ. Ну что можно сказать? В общем-то, по воспоминаниям тех, кто войну прошел и пережил, конечно, это был не просто абстрактный разговор о тяготах и лишениях, он всегда имел какую-то конкретную материальную сторону дела. И, в общем-то, наверное, другим-то молодым поколениям запомнилось, что были карточки, что в магазине в открытой продаже чего-то не купишь. А на самом деле все было и так, и не так, и сложнее, наверное.

ЛОМКИН: Гораздо сложнее. Тут даже, наверное, трудно сказать – с чего начать. Задайте тон. Что возьмем в качестве первой темы для разговора?

СВЕТЕНКО: Ну вот, может быть, ту инициативу народную, которая в первые дни себя проявила, ну в буквальном смысле отрывая от себя последнее в фонд помощи фронту или в фонд…

ЛОМКИН: В фонд обороны.

СВЕТЕНКО: В фонд обороны.

ЛОМКИН: Его еще иногда называли в то время фонд народный, народный фонд обороны. Вообще действительно это удивительная такая история, со временем, наверное, какие-то детали забываются, в памяти народной стираются. Может быть, наверное, и правильно, потому что остаются только крупные такие вот события и факторы. Но интересно посмотреть и на детали. Вот любопытно с этим фондом обороны вот что. Дело в том, что это была абсолютная инициатива снизу, то есть создание этого фонда – это была не инициатива руководства страны, ни правительства, ни партийных органов и ни советских органов. Дело в том, что не просто в первые дни – в первые часы после того как в стране узнали о начале войны совершенно стихийно и не организованно начался процесс, когда люди стали нести свои сбережения ну туда, куда они считали правильным. То есть это в отделения Гострудсберкасс, в партийные органы, в учреждения государственного банка различные и, кстати, в органы советской прессы. Люди стали приносить не просто деньги, а приносили свои сбережения, выраженные в драгоценных металлах, в монетах старой чеканки, в произведениях искусства, такого, ну может быть, утилитарного – там типа письменных приборов и прочее-прочее.

СВЕТЕНКО: Я представляю себе, какое недоумение, а главное непонимание того, что с этим делать, было у чиновников и у администрации.

ЛОМКИН: Да. Дело в том, что действительно самое главное, что, в общем, тут отказать в этом движении никто, конечно, не мог. Другое дело, что и определиться с этим потоком тоже было невозможно. Почему? Ну потому что с чисто бухгалтерской точки зрения это надо было как-то проводить. И потоком пошли письма в газеты и на радио, народ стал просить. Ну, видимо, там (туда, куда они приносили деньги) им отвечали, что пока еще некуда принимать, но народ стал настоятельно требовать. И вот удивительное дело – аж через пять недель после начала войны, то есть конкретно 29 июля (не июня, а июля) 1941 года газета "Правда" опубликовала статью по этому поводу. Причем, статья была даже не на первой полосе. То есть это была, скажем так, наверное, с точки зрения газетчиков не главная новость. Ну она была на третьей полосе в левом верхнем углу, эта статья, в которой, собственно говоря, и указывалось на то, что люди просят, настоятельно просят учредить такой фонд обороны...

Слушайте в аудиофайле!