программа: Уроки истории
02:00, 02 июня 2011

Сталин верил слухам, а не фактам

2 июня 1941 года, понедельник. В тот день в Берлине японский журналист Маэсиба встретился в условленном месте с резидентом советской разведки. Подробности - в рубрике у Андрея Светенко на радио "Вести ФМ". 

Маэсиба  сообщил резиденту советской разведки, что накануне он был на банкете в японском посольстве, где много разговаривали о советско-германских отношениях. В частности, на границе в Польше и Восточной Пруссии немцы уже сосредоточили около 150 дивизий. Они также подготовили возможность наступления с юга. По этому поводу якобы достигнута договоренность с Турцией. Маэсиба подчеркнул, что сосредоточение германских войск на границе с СССР это факты, все же остальное - слухи.

В Москву это донесение было передано по каналам ГРУ Генштаба Красной Армии. Но ГРУ было не единственным источником информации для Кремля. У него были влиятельные "соседи" - Наркомат Госбезопасности. Он был выделен из НКВД в самостоятельное ведомство в марте 1941года. Однако все важнейшие документы НКГБ, адресованные Сталину, по-прежнему шли за подписью Лаврентия Павловича. 2 июня Берия отправил Сталину сразу два донесения.

В первом сообщалось, о присутствии в большого числа высших офицеров вермахта в приграничной полосе. В частности, "инспектирование и рекогносцировку немецких частей в районе Томашова, около Бреста, проводит генерал Рейхенау".

Любопытное совпадение. Бухарест. Посол Соединенных штатов в Румынии Гантер

2 июня Берия информировал Сталина, что пограничными отрядами НКВД взяты в плен четыре немецких дезертира.