программа: Уроки истории
13:15, 06 июня 2011

Немцы собирались уничтожать русских "незаметно"

Комиссаров Красной армии немцы собирались уничтожать "незаметно", вне поля боя, об этом свидетельствуют бумаги, написанные накануне Великой Отечественной. Подробнее - в проекте "20 дней до войны" с обозревателем радио "Вести ФМ" Андреем Светенко.

Москва. В этот день из столицы СССР на родину отбыл посол Великобритании Стаффорд Криппс. Ему так и не удалось добиться аудиенции в Кремле и даже встречи с наркомом иностранных дел Молотовым. Накануне отъезда его принял замнаркома - Вышинский. В своем донесении об этой встрече он саркастически напишет "Криппс очень просил сохранять его отъезд в секрете, так как его перелет в Англию через Швецию, Балтийское и Северное море является опасным и он не хотел бы подвергать себя и свою жену, которая вылетает вместе с ним, дополнительному риску".

Отъезд посла - шаг, за которым может последовать разрыв дипотношений. Провал миссии Криппса должен был быть воспринят в Берлине как сигнал, что Москва не ведет двойной игры за спиной у немцев. Во всяком случае, именно на это рассчитывал Сталин. Какова же была реакция Берлина?

Берлин. Геббельс в тот день записал в своем дневнике: "Наши высказывания насчет предстоящей высадки в Англию уже начинают действовать. Это хорошо. Затем сможем действовать и мы. Пользуясь всеобщей неразберихой".

Как собирались действовать нацисты - можно понять из указаний главкома вермахта фельдмаршала фон Браухича. 6 июня он подписал печально знаменитую директиву о политических комиссарах Красной армии. Она потом будет фигурировать на Нюрнбергском процессе в качестве обвинительного документа: "В борьбе с большевизмом нельзя рассчитывать на соблюдение врагом принципов человечности или международного права. Политические комиссары как представители руководства войск противника опознаются по особому знаку на рукавах - красной звезде с золотым изображением серпа и молота. Их следует немедленно, то есть еще на поле боя, отделять от других военнопленных. Это необходимо для того, чтобы лишить возможности оказывать влияние на взятых в плен солдат. Комиссары не признаются военнослужащими. После того как они отделены, их необходимо уничтожать. Политических комиссаров, которые не проявляют враждебных действий и не заподозрены в них, вначале не следует трогать. Только с дальнейшим продвижением вглубь страны станет возможным решить, оставить ли таких деятелей на месте или передать специальным командам".

Заканчивалась директива своего рода постскриптумом: "Казнь политических комиссаров после их отбора из общей массы военнопленных производить вне зоны боевых действий, незаметно, и только по приказу офицера".