программа: Уроки истории
02:00, 15 июня 2011

Советская армия предчувствовала нападение

15 июня 1941 года. Воскресенье. До нападения гитлеровской Германии на СССР оставалось 6 дней. Подробности- в рубрике у Андрея Светенко в эфире радио "Вести ФМ".

Творческие коллективы Советского Союза готовились в те дни к одному из главных культурных событий года - 100-летию со дня смерти Михаила Юрьевича Лермонтова. На киностудии Ленфильм завершились съемки художественного фильма "Маскарад" по одноименной драме поэта, в роли Арбенина снялся Николай Мордвинов. А в московском ТЮЗе в тот день шел премьерный показ "Песни про купца Калашникова". Газета "Смена" писала: "Это произведение Лермонтова содержит все элементы большой народной трагедии. Театр решил отказаться от трафарета в изображении Ивана Грозного. В трактовке артиста Любашевского царь Иван - отнюдь не тот жестокий и полусумасшедший изувер, каким его часто изображали, это - мудрый человек, для которого казнь купца Калашникова - суровое, но единственно возможное решение сложнейшего морального вопроса".

Советско-германская граница. 15 июня еще 32 дивизии Красной армии из состава второго эшелона были приведены в движение. Они скрытно выдвигались непосредственно к границе. Передвижение осуществлялось, в основном, под покровом ночи. Мероприятия проводились с особой осторожностью и соблюдением повышенных мер маскировки по личному указанию Сталина, который предупредил командующих приграничными военными округами о личной ответственности за последствия, которые могли бы возникнуть из-за неосторожных действий наших войск.

Возникает вопрос. Если это сугубо оборонительные мероприятия, на случай нападения немцев, как раз, следовало бы показать им, что это не застанет нас врасплох. Но, в том-то и дело, что войска второго эшелона покидали так называемую линию Сталина, район старой советско-польской границы, основательно укрепленной, оборудованной в 1920 и 1930 годы, и выдвигались в то самое приграничное предполье, занимать которое Начальник Генштаба генерал Жуков запрещал войскам еще своим приказом от 10 июня. Безусловно, что такие противоречивые, взаимоисключающие приказания, сбивали с толку командиров среднего звена.


Вильнюс. Из воспоминаний майора Игоря Реформатского в июне 1941 года старшины рембатальона 84 моторизованной дивизии: "Накануне вечером в лагерях дивизии комдив Фоменко собрал совещание младшего комсостава. В летнем театре собралось около 2 тысяч сержантов и старшин - стрелков, танкистов, разведчиков, саперов. Простуженным голосом человека, отдавшего всю свою жизнь армейской службе, генерал сказал, что война неизбежна и может начаться в самое ближайшее время. И хотя слово "немцы" при этом не произносилось, каждый прекрасно понимал, что воевать придется именно с ними.

Вечером на стадионе, играли в футбол, команды двух полков, постоянно соперничавших друг с другом, в парке даже продавали пиво. Командование старалось создать праздничное настроение. Все казалось радостным и мирным, и все же чувствовалась уже какая-то неуловимая тревога и настороженность".