программа: Уроки истории
02:00, 21 июня 2011

21 июня в частях Красной армии был выходной

21 июня 1941 года. До нападения гитлеровской Германии на Советский Союз оставалось меньше суток. Подробности - в рубрике у Андрея Светенко в эфире радио "Вести ФМ".

Варшава. Начальник Генштаба Сухопутных войск Германии генерал Гальдер сделал запись в своем дневнике. "Условный Сигнал Дортмунд, означающий проведение операции, передан...."

Тернополь. Командующий Юго-Западным фронтом генерал Кирпонос лично допросил перебежчика с немецкой стороны, фельдфебеля Альфреда Лискофа. Из его утверждений следовало, что немецкие войска на границе выходят в исходные районы для наступления, которое начнется на рассвете 22 июня. Основываясь на этом сообщении, генералу Жукову удалось добиться от Сталина разрешения на отправку в войска так называемой Директивы номер Один о приведении частей в полную боевую готовность. Однако, до исполнителей эта Директива дошла уже после того, как немцы открыли огонь. И поэтому последний предвоенный день в частях Красной армии оказался, наоборот, показательно мирным. Выступления артистов, коллективные посещения театров, просмотры кинофильмов...

Из воспоминаний героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Долгушина:
"21 июня в шесть часов вечера, я получил приказ - снять с самолетов пушки, пулеметы, ящики с боеприпасами и хранить это на складе. Даже страшно стало...Похоже на измену. Все тогда недоумевали, но нам сказали - это приказ командующего войсками округа, а приказы в армии не обсуждаются".

Из воспоминаний Антона Семяшкина, бойца 271 полка 17 стрелковой дивизии:
"Из Полоцка, где мы стояли, нам дали приказ выйти в летние лагеря. И когда началась война, комдив Терентий Кириллович Бацанов воскликнул "Чем же я буду воевать, подушками что ли? Нам же все эти дни приказ был только один. основанный на словах Сталина "Не поддаваться на провокации". В результате ни один патрон, ни один снаряд не был отправлен вместе с нами туда, куда мы скрытно выдвинулись. Все оставалось на складах. Не то что воевать... застрелиться было нечем".

Из воспоминаний полковника авиации Павлова, Героя Советского Союза:
"Три месяца мы сидели в боевой готовности, спали прямо под самолетами. И вдруг в субботу 21 - выстраивают нас и объявляют - завтра выходной. Сняли боевое дежурство, все зачехлили, оставили только три самолета - дежурное звено. И так не только в нашем полку - по всей границе выходной. Мне кажется, здесь не обошлось без предательства, во всяком случае мы, младший комсостав были убеждены в этом, только вслух не могли сказать... Об истинном положении перед войной и сегодня узнать нелегко".