программа: Уроки истории
07:04, 22 марта 2015

"Так называемая пауза": воспоминания маршала Конева

В этот день 22 марта войска маршала Рокоссовского продолжали развивать наступление на Данциг. Соединения 3-го Украинского фронта маршала Толбухина продвигались к столице Австрии - Вене. Маршал Василевский, 3-й Белорусский фронт усиливал давление на подступах к Кенигсбергу. Подробности - в спецпроекте "Каждый день победного 45-го" на "Вестях FM".


О событиях на этих фронтах мы рассказываем изо дня в день, а вот о действиях 1-го Украинского фронта маршала Конева, наоборот, почти ничего. Ведь войска этого фронта стояли на главном направлении, они будут брать Берлин и Прагу, имя Ивана Степановича Конева станет в первый ряд маршалов Победы. Оказывается, в промежутке между 24 феврали и 16 апреля 1945, днем начала Берлинской операции, на 1-м Украинском фронте возникла так называемая пауза.

В своей книге воспоминаний "Сорок пятый" Иван Степанович целую главу назовет "Так называемая пауза". Он писал: "В масштабах всего фронта полтора месяца между Нижне-Силезской и Берлинской операциями можно считать паузой, но такое определение мало соответствует тому, что происходило на самом деле. Возникла любопытная картина. Мы нависали с севера над группировкой противника в районе Оппельн - Ратибор, но и он угрожал нам, так как имел возможность нанести фланговый удар с целью деблокады Бреслау, а нам это не нравилось, но значительно больше нас беспокоило, что немцы не смирятся с потерей Силезского промышленного района, они явно не оставили мысль отбить у нас этот второй Рур. Такие же опасения возникли и у Сталина. Еще находясь на Крымской конференции, очевидно получая какие-то дополнительные сведения от союзников, Сталин неоднократно звонил мне и настойчиво обращал мое внимание на то, что гитлеровцы собираются нанести нам удар на юге, на ратиборском направлении. Сталин интересовался в деталях, кто именно стоит у меня на левом фланге, какие армии, под чьим командованием. "Смотрите, - говорил он, - немцы могут попытаться отобрать у вас назад Силезию". Так возникла идея проведения верхней Силезской операции. Ее размах был небольшим и сроки отводились короткие - две недели. Целью было разгромить группировку в Оппельне и Ратиборе, не дав ей возможность самой начать наступление".

"По нашим данным, - пишет Конев, - немцы держали здесь 43 дивизии. Кроме того, в резерве группы армии Центр находилось еще 7 дивизий и 60 маршевых батальонов. Мы опасались, что противник перебросит сюда еще и свою 6-ю танковую армию СС. Правда, с началом Венской операции командование Вермахта перебросило эту армию в Венгрию. Несмотря на сжатые сроки и плохую погоду, мы сумели инженерно обеспечить проведение операции, разминирование. Немцы навалили мин повсюду, где только можно. Весенняя распутица затрудняла наши действия".

Итак, пауза на фронте маршала Конева была из разряда тех, что заботят начальство даже больше, чем активные действия в других местах, Впрочем, к этому дню 22 марта она закончилась. Конев пишет дальше: "Погода, наконец, исправилась, и армии, наступавшей на Ратибор, была обеспечена в этот день не только артиллерийская, но и мощная авиационная поддержка. Однако немцы дрались упорно, и в первый день наши войска продвинулись всего на 8 километров. В дальнейшем противник еще более усилил сопротивление, введя в бой переброшенные с других направлений 8-ю и 17-ю танковые дивизии. Наши атакующие части продвигались медленно, шаг за шагом. Такие темпы нас никак не устраивали, и я на помощь 60 армии вел 2 корпуса 4-й танковой. Танкисты должны были нанести дополнительный удар с севера". Конец цитаты из воспоминаний маршала Конева. Таким был 1370-й день Великой Отечественной войны.