программа: Уроки истории
16:50, 05 апреля 2015

Перед генералами предстал объект за объектом будущих атак…

В этот день - 5 апреля - Советский Ссоюз объявил о денонсации пакта о нейтралитете с Японией, заключенного в апреле 1941 года. Подробнее - Андрей Светенко в спецпроекте "Каждый день победного 45-го" на радио "Вести ФМ".

Это было решение, принятое Сталиным еще в ходе Ялтинской конференции, где было достигнуто согласие о вступлении Советского Союза в войну с милитаристской Японией на стороне США и Великобритании после того, как закончится война против фашистской Германии. В заявлении, опубликованном в тот день, говорилось, что со времени подписания пакта обстановка изменилась в корне. Германия, союзник Японии, напала на СССР, а Япония фактически помогает ей вести эту войну.

Из событий же непосредственно касающихся положения дел на советско-германском фронте, отметим следующее. В этот день в штабе 1-го Белорусского фронта, расположившегося на окраине небольшого городка Бринбаума, собрались все командующие соединениями и частями фронта. Маршал Жуков, командующий фронтом, накануне вернувшийся из Москвы, где был утвержден новый план наступления на Берлин, собрал своих подчиненных на совещание, чтобы посвятить их в курс дела. О самих этих решениях мы уже рассказывали в предыдущие дни, опираясь на мемуары маршала Конева. Конев обозначил уже в начале апреля щекотливую ситуацию, которая потом проявится в дни штурма Берлина - соревнование двух фронтов: кто возьмет немецкую столицу первым.

Любопытно изложение плана операции Жуковым, причем в восприятии его генералов. Так, командир 11-го танкового корпуса, генерал Амазасп Бабаджанян пишет в своих воспоминаниях об этом событии: "Жуков медленно, подчеркивая значительность момента, начал: "Был у Верховного. Обстановка складывается так, что пришлось созвать вас немедленно. Раньше мы полагали, что Берлинская операция начнется несколько позднее, но нас торопят союзники своим не совсем союзническим поведением. Быстро покончив с Рурской группировкой немцев, они намерены наступать на Лейпциг - Дрезден, а заодно попутно захватить Берлин. Все совершается якобы в помощь Красной Армии. Но в ставке известно, что спешно готовится две воздушно-десантные дивизии для выброски на Берлин. Это, как видимо, устраивает гитлеровцев. Нам они оказывают упорное сопротивление в каждом населенном пункте, а на Западном фронте сдают целые города по телефонному звонку. Что касается точной даты наступления - об этом скажу позднее. Пока приступим к изучению предстоящей задачи". Прервем на время цитату.

Это свидетельство любопытно тем, что демонстрирует стиль управления Жуковым войсками. О том, как определялась дата наступления - 16 апреля, мы уже рассказывали в нашей рублике. И маршал Конев, принимавший участие в обсуждении этого вопроса, эту дату перед своими ближайшими подчиненными 1-му Украинскому фронту не вскрывал, а Георгий Константинович решил ее не объявлять заранее. Явно за тем, чтобы для начала выяснить готовность своих командиров. Степень их так сказать мобильности и оперативности.

Продолжим цитату из воспоминаний генерала Бабаджаняна: "Жуков представил нам подробнейшую рельефную карту Берлина. На ней было нанесено все - улицы, дома, укрепления, завалы, даже изображены разрушенные бомбежками кварталы. На важнейших зданиях были наклеены ярлыки с номерами. Это был настоящий шедевр картографии. Потом нашему штабу удалось копировать эту карту, и она очень помогла в штурме Берлина". И заканчивает этот сюжет словами маршала Жукова: "Прошу обратить внимание на объект номер 105". Кончик указки маршала прикоснулся к крупному четырехугольнику: "Это и есть Рейхстаг. Кто первым войдет туда? Катуков, Чуйков, а может быть Богданов или Берзавин?" Маршал повернулся к генералам и, не ожидая ответа, продолжил: " А это номер 106 - имперская канцелярия". Так перед нами предстал объект за объектом будущих наших атак.