программа: Уроки истории
08:56, 24 апреля 2015

Штурм Берлина в воспоминаниях генерала Горбатова

В этот день - 24 апреля 1945 года - войска маршала Жукова, 1-й Белорусский, и маршала Конева, 1-й Украинский фронт, продолжали боевые действия уже не только в предместьях, но и в городских кварталах Берлина. Об этом дне победного 45-го - в спецпроекте Андрея Светенко на "Вестях FM".

3-я ударная армия генерала Горбатова продвигалась к центру германской столицы, овладев северным берегом водного канала в районе Народного парка. 5-я ударная армия генерала Берзарина вела бои около Силезского вокзала. 8-я гвардейская армия генерала Чуйкова утром в районе аэропорта Шёнефельд соединилась с 3-й гвардейской танковой армией Рыбалко из 1-го Украинского фронта. Танкисты перед этим форсировали канал Тельтов, прорвав таким образом внутренний оборонительный вал противника, прикрывавший центр города с юга.

Днем 12-я армия вермахта генерала Венка, последняя надежда фюрера на спасение, спешно снятая с Западного фронта, подошла к Берлину и предприняла первые танковые атаки, но успеха не добилась. Чтобы избавить наши войска от таких внешних помех, армия генерала Горбатова была развернута на юг от Берлина и приступила к уничтожению противника на дрезденском направлении.

Александр Васильевич Горбатов писал о событиях этого дня в своих мемуарах: "Самые ожесточенные бои начались после того, как мы замкнули кольцо и приступили к уничтожению окруженной группировки. Фронт наступления нашей армии был повернут на юг, а потом и почти на восток. Противник оказывал особое сопротивление и сам наступал как очумелый с десятикратным превосходством в тех местах, где мы переходили к обороне. Пленные немцы говорили: "Нам приказано обороняться до тех пор, пока вся наша группа не отойдет к Берлину и деблокирует его. Некоторые, не стесняясь, заявляли: "Офицеры нам говорили: "Уж если придется сдаваться в плен, то не русским, а англичанам и американцам". Находились и такие, - продолжает Горбатов, - которые уже со злобой заявляли: "Мы должны были обороняться, пока наши начальники, а вместе с ними тузы разных мастей не отойдут за Эльбу, к американцам".

В те дни было важно понять - каков истинный моральный дух в войсках противника, чем именно он мотивирован. Поэтому генерал Горбатов пишет: "Геббельс в своих листовках, найденных нами у пленных, продолжал уверять, что, несмотря на все неудачи, надо продолжать борьбу. Дескать, мы можем уже завтра одержать большую победу, и это зависит только от нас, мы еще ничего не проиграли. Может ли быть что-нибудь более несуразное? - подводит итог сказанному Горбатов, - Этот документ был написан, когда советские войска уже стояли между Одером и Берлином, а союзники подходили к Эльбе. Но ведь находились люди, которые продолжали верить в этот бред и сражаться за него с оружием в руках".

Да, впереди еще была целая неделя кровопролитных боев в Берлине и еще две - для окончательного разгрома гитлеровских войск в других местах.