программа: Уроки истории
16:17, 26 апреля 2015

Время психологического перелома: немцы наступали для отвода глаз

В этот день - 26 апреля - 1-я танковая армия 1-го Белорусского фронта маршала Жукова овладела 30 берлинскими кварталами, развивая наступления в центр германской столицы. Подробнее - Андрей Светенко в спецпроекте "Каждый день победного 45-го" на радио "Вести ФМ".

5-я ударная зачистила еще 80 кварталов города. Об ожесточенности боев говорит и такой факт, что соседняя 3-я ударная армия. форсировав канал Фарбингдус, вынуждена была в конце дня оставить захваченный было плацдарм, после целого ряда контратак противника. Кроме того, утром гитлеровцы предприняли попытку прорвать окружение, ударами извне - 12-й армией генерала Венка, наступавшей с запада, и войсками 9-й армии, оборонявшейся к юго-западу от Берлина.

Маршал Конев в своих мемуарах писал потом о событиях этого дня: "Думаю, что ни командующий 9-й армией немцев, ни командующий их 12-й армией не могли не видеть реального положения, заведомо делавшего несбыточными те планы, которые они пытались выполнить.

Теперь в своих воспоминаниях бывшие гитлеровские генералы все неразумные распоряжения валят на Гитлера и отчасти на Кейтеля и Йодля. В значительной мере, это так. Кейтель, приняв участие в разработке этой операции, как говорится, успел дезинформировать обе стороны. Венку не раскрыл полностью того трагического положения, в котором оказалась уже 9-я армия вермахта, а докладывая Гитлеру, заведомо преувеличил возможности армии Венка. В результате Гитлер продолжал верить в исполнимость своих планов, и, возможно, с этими надеждами было связано его решение остаться в Берлине. Какая-то фантастическая, но логика -в этом решении имелась. У немцев теплилась надежда, что в последний момент им удастся столкнуть нас с нашими союзниками".

Прервем цитату и напомним, что накануне и в этот день передовые части Красной армии и наших англо-американских союзников вышли к заранее определенному разграничительному рубежу - реке Эльба. Состоялись первые торжественные церемонии встречи, рукопожатия, объятия, обмен сувенирами, первые, чего уж там таить, банкеты.

Продолжая тему сопротивления немцев, маршал Конев пишет: "Этот день стал днем психологического перелома для немцев. Чувствовалось, что противник наступает просто для отвода глаз. На путях следования гитлеровской армии, которые тут же проходили мы, я собственными глазами видел столбы и деревья, увешанные трупами солдат, казненных якобы за трусость в бою, за самовольный уход с позиций. Я употребляю слово "якобы", потому что, по моим впечатлениям, немецкие солдаты дрались  в этой мясорубке упорно. Не Гитлер или Кейтель и Йодль, а именно они - солдаты - оставались в эти дни почти единственной реальной силой, оттягивавшей на считанные дни и часы наступление неизбежного исхода.

Вешая своих солдат, фашистская верхушка стремилась хоть как-нибудь отдалить собственный конец. Я говорю в самом прямом смысле - физическую смерть. Потому что моральная ее смерть уже давно наступила".