программа: Уроки истории
00:18, 03 мая 2015

Бывшие узники фашистов встречали Красную армию ликованием

В этот день - 3 мая - в городе Висмар на побережье Балтики в Мекленбурге, то есть на севере Германии, произошла первая встреча советских и британских войск, менее известная на фоне встречи на Эльбе с американцами, происшедшей еще в конце апреля. С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

Между тем, наши танкисты из 3 корпуса генерала Панфилова и английские десантники 2-й армии фельдмаршала Монтгомери вышли на линию соприкосновения после тяжелых боев. Причем британцы продвигались медленнее, и в некоторых местах войска Красной армии продвинулись даже дальше на запад, чем это было определено в командирских штабных картах. Командующий войсками 2-го Белорусского фронта, действовавшими в Мекленбурге и Западной Померании, маршал Рокоссовский вспоминал о событиях этого дня: "На рассвете поехал в штаб 70-й армии генерала Попова. Дорога шла через густой лес. Вдруг шоссе запрудила колонна солдат. Знакомые темно-зеленые мундиры. Немцы. Рука потянулась к пистолету. Но тут же спохватился - они же пленные. Чтобы никто не заметил, покопавшись, достал из кармана портсигар. Колонна остановилась, чтобы пропустить мою машину. Сотни немецких солдат смотрели на нас, некоторые с любопытством, большинство - с тупым безразличием. Когда-то они были другими - с торжеством победителей маршировали по городам Европы. Кичились своей непобедимостью... Многие, наверное, впервые задумались всерьез и начали кое-что соображать. Пусть больше думают. Поражение тоже бывает на пользу, оно учит трезво смотреть на жизнь и понимать меру своей вины и свою ответственность перед историей".

"Однако, - продолжает маршал Рокоссовский, - по дорогам Германии в эти дни не только ползли унылые колонны пленных. На дорогах бурлила, била через край подлинная человеческая радость. Толпы людей с криками ликования встречали нас. Это были вчерашние узники фашистских концлагерей, здесь были люди, согнанные в Германию из всех стран Европы, бесправные рабы, обреченные на непосильный труд, теперь они возвращались к своим домам, своим семьям. И благодарили за это нас, советских солдат. Кого здесь только не было - поляки, чехи, черногорцы, французы, бельгийцы, всех не перечесть. Они встречали нас песнями, флагами, плакатами, пояснявшими, к какой нации принадлежат освобожденные. Было здесь и много французских, английских, американских, бельгийских и голландских солдат и офицеров, в разное время попавших в плен к гитлеровцам. Особенно много было среди них летчиков. Среди освобожденных нами оказался и начальник генерального штаба бельгийской армии с большой группой генералов и офицеров. В общем, у Военного совета 2-го Белорусского фронта, - заключает Константин Константинович Рокоссовский, - помимо текущих дел появились новые. Нам пришлось взять на себя заботы о десятках тысяч людей, освобожденных от фашистской неволи. Позже мы получили десятки, сотни писем от правительств и разных организаций с горячей благодарностью за освобождение их соотечественников".