В этот день 70 лет назад - 20 мая 1045 года - в одном из московских загсов был зарегистрирован брак. Жених - фронтовик, инвалид 3 группы, невеста - студентка. Ему - 22. Ей - 21. Жизнь только начинается, хотя горького опыта и тяжелых испытаний их поколение уже перенесло в избытке. И все это - символично само по себе. Такие майские свадьбы - примета того времени. Кстати, предложение он ей сделал 9-го, в День Победы, когда гуляли по праздничной ликующей Москве. И можно было бы сказать, что это ожидаемое, ежедневное, в сотнях и тысячах случаев - событие обычной рядовой жизни. Да только таких, как он, молодых парней 1922-го года рождения в живых было трое из ста, остальные не вернулись с войны. Подробнее об этом дне победного 45-го - в спецпроекте Андрея Светенко на "Вестях FM".

Имена молодоженов тогда никому ни о чем не говорили: Анатолий Дмитриевич Папанов и Надежда Юрьевна Каратаева. Студенты ГИТИСа.

Папанов с первого дня войны оказался на фронте. Был старшим сержантом, командиром взвода зенитной артиллерии. В июне 42-го был тяжело ранен под Харьковом, в той трагически неудачной для нас битве, после которой немцы прорвались через Дон к Волге и на Северный Кавказ. Каратаева в это время была в эвакуации в Новосибирске, пошла на курсы сандружинниц, просилась на фронт, ее направили в поезд милосердия - госпиталь на колесах, ходивший по маршруту Москва-Чита-Москва...

Война наложила свой тяжелый отпечаток на лица. Анатолий Дмитриевич всегда казался каким-то основательным матерым мужиком. Хотя ему было всего 40, когда он сыграл комбрига Серпилина в "Живых и мертвых". Ему не было даже 50-ти, когда он снялся в роли ветерана войны в "Белорусском вокзале" Андрея Смирнова. Удивительно, он по возрасту, кажется, не менялся вплоть до последней своей картины "Холодное лето 53-го", в которой сквозит это холодное дыхание войны.

Его особый дар, талант - это же на пальцах одной руки сосчитать можно, чтобы и комедийный, и драматический талант так легко сочетались - его потенциал был виден уже в ГИТИСе. В 46-м по окончании института он мог выбирать между МХАТом и Малым театром. Он выбрал тех, с кем учился; а весь курс его отправили в Клайпеду, во вновь созданный театр. Наверное, сработала фронтовая верность - быть со своими. Потом также на всю жизнь он сохранил преданность московскому Театру Сатиры, в котором Папанов и Каратаева работали вместе. А главное, что вместе они прошли и по жизни, просто потому что им, прошедшим войну, ошибиться в своем выборе было нельзя - в память о тех, кто с войны не вернулся...