программа: Уроки истории
02:31, 29 мая 2015

Как США скомпрометировали маршала Жукова

В эти дни ровно 70 лет назад - в мае 1945 года - в Москве находилась американская дипломатическая миссия во главе со спецпредставителем президента США Гарри Гопкинсом. Накануне мы рассказывали о том, как был в оперативном порядке согласован и решен щекотливый вопрос о передаче части германского военного и торгового флота, оказавшегося целиком и полностью в портах, оккупированных англо-американскими войсками, Советскому Союзу. Подробнее об этих днях победного 45-го - в спецпроекте Андрея Светенко на "Вестях FM".

Этот вопрос был решен удивительно быстро. Американцы согласились передать причитающуюся нам третью часть немецких и итальянских кораблей, захваченных в качестве трофеев. А в этот день Гарри Гопкинс на очередной встрече со Сталиным, скорее всего, неожиданно для вождя начал настаивать на назначении маршала Жукова в Контрольный совет для управления оккупированной Германией в качестве представителя от Советского Союза.

"Было бы крайне желательно, чтобы маршал Сталин смог как можно скорее опубликовать сообщение о назначении маршала Жукова советским представителем в Контрольный совет для Германии, с тем чтобы этот орган мог поскорее приступить к работе".

Ну, что ж, если учесть, что представителем Соединенных Штатов к тому времени уже был официально назначен генерал Зйзенхауэр, то предложение Гопкинса выглядит логично. Два главкома, два знаменитых полководца, уже успевшие познакомиться друг с другом. И все-таки странно, зачем Белому дому настаивать на конкретной кандидатуре? Тем более, что Сталин вроде бы и соглашался: "Я готов объявить о назначении маршала Жукова либо завтра, либо еще через день и вообще, когда вам угодно". Но при этом устное согласие, сделанное сразу, Верховный Главнокомандующий не торопится оформлять на бумаге. И получится так, что вопрос этот Гопкинс будет, как говорится, поднимать на каждой следующей встрече.

В итоге Жуков будет назначен сопредседателем Контрольной комиссии. Для начала Георгий Константинович, находившийся тогда в Берлине, получит от Сталина указание принять Гопкинса на его обратном пути на родину в столице Германии - принять достойно, все показать. Об этом Жуков потом напишет подробно в своих воспоминаниях. Но зная обстоятельства, в которых это назначение произошло, а главное, ближайшее будущее маршала Жукова - опала, "трофейное дело", состряпанное в недрах МГБ, снятие Жукова с ответственных постов и назначение в Одесский военный круг - вопросы остаются. Почему американцы ратовали за Жукова, продвигая его уже не столько на военный, сколько на политический управленческий уровень? И не было ли это просто психологического рода хитростью, потому что если американцы его, Жукова, продвигают, то это автоматически компрометирует маршала. И не потому ли Сталин, со свойственной ему подозрительностью, стал энергичнее задвигать полководца на периферию?