программа: Уроки истории
08:08, 14 июля 2015

Для вступления в войну с Японией Сталину нужна была договорённость с Китаем

В этот день 70 лет назад - в 1945 году - в Москве завершились советско-китайские переговоры. Делегация Китайской республики во главе с председателем Исполнительного юаня и министром иностранных дел Сун Цзывэнем покинула столицу. Подробности - в рубрике Андрея Светенко на "Вестях FM".

Краткое сухое сообщение об этом - интересная для нас теперь деталь: умевшие читать не только строки, но и между строк могли сделать вывод, что переговоры не увенчались успехом. Но не менее любопытно, почему такие переговоры вообще имели место. Ведь речь идет не о коммунистическом Китае, не о Мао Цзэдуне, а о мелкобуржуазном гоминьдановском правительстве Чан Кайши, с которым, как считается, Сталин отношений не поддерживал. Это не так. Всё было сложнее. Гражданская война в Китае - противостояние коммунистов с социалистами и прочими силами - с точки зрения интересов великих держав не должна была стать помехой предстоящему вступлению Советского Союза в войну против Японии, союзницы фашистской Германией. Решение об этом было принято еще на Ялтинской конференции "большой тройки" в феврале 1945 года. Сталин тогда обговорил специально условия для вступления СССР в войну, и среди них было немало таких, которые касались Китая, представителей которого в Ялте, разумеется, не было. Поэтому американцы и британцы резонно посоветовали Кремлю провести такие переговоры.

Суть требований Сталина заключалась в следующем. Правительство Чан Кайши должно признать независимость Монгольской народной республики, уступить по окончании войны Советскому Союзу территорию Квантунской области с портами "Дальний" и "Порт-Артур", подтвердить права советской стороны на управление и экстерриториальность железнодорожной магистрали и прилегающей к ней инфраструктуры КВЖД, построенной Россией еще до революции, а также права на горнорудные предприятия - шахты, заводы и другие промышленные предприятия на северо-востоке Китая, пока оккупированном японцами. В ответ Советский Союз готов был гарантировать невмешательство во внутрикитайские дела. Учитывая, что правительство Чан Кайши тогда было вынуждено сражаться на два фронта - и против японских захватчиков, и против партизан Мао Цзэдуна, - требования Москвы выглядели сурово, но обоснованно. Однако китайская делегация проявила неуступчивость. И здесь нужно отметить, что премьер Сун Цзывэнь был опытным дипломатом, хорошо известным на Западе, у него были серьезные связи с американцами. В первую очередь это касалось вопроса надежности гарантий невмешательства Советского Союза и отказа от поддержки китайских коммунистов, на что, в свою очередь, не готов был пойти Сталин.

Итак, переговоры, о начале которых, кстати, ничего не сообщалось вообще, завершились ничем. Однако необходимость заключения договора между СССР и Китаем - повторяю, еще не коммунистическим, а гоминьдановским - объективно назрела, поскольку окончание Второй мировой войны могло наступить только с разгромом Японии. Поэтому советско-китайские переговоры вскоре возобновятся и завершатся успешно в августе того же 1945 года, о чем мы в соответствующий день и расскажем.