В этот день ровно 70 лет назад - в 1945 году - был День железнодорожника. Как известно, он отмечается в первое воскресенье августа, которое в 45-м выпало на 5 число. С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

Газета "Правда" в тот день поместила целую серию заметок и корреспонденций из разных уголков страны, в которых рассказывалось о том, какими трудовыми успехами встречают железнодорожники свой профессиональный праздник.

Что-то может показаться теперь и малозначительным, несущественным: "Коллектив вагонного участка Ленинград-Варшавская отремонтировал сверх плана 10 вагонов, а также выпустил из ремонта сверх задания 5 паровозов". Это была цитата. Любопытно, что плановых показателей, как правило, не сообщалось. Неужели и это был секрет?

В Киеве в тот день строители закончили восстановление центрального вокзала. Заново был оборудован зал для демобилизованных воинов Красной армии. Показательная деталь эпохи: не депутатский зал; вип-персонами были тогда воины-победители.

Еще одна любопытная деталь: "Большую помощь железнорожникам оказывают трудящиеся Киева. В июне-июле в воскресные дни они безвозмездно отработали на ремонте путей более 11 тысяч человеко-дней".

Еще одна примечательная деталь эпохи - рассказ о передовиках производства: "Иван Михайлович Рахманин, известный на транспорте строитель-новатор, в честь Дня железнодрожника уложил за смену 30 тысяч 150 кирпичей при установленной норме в 1 500". Сам по себе показатель впечатляет - в 30 раз больше технически обоснованной нормы выработки.

И возникает, конечно, вопрос: почему это было под силу именно Ивану Рахманину, и только ли ему одному? В чем секрет мастерства? Надо думать, что в самоотдаче и упорстве, то есть в том, чем можно овладеть и другим. Неслучайно же эта корреспонденция завершалась сообщением, что на Юго-Западной дороге широко развернулось рахманинское движение среди путевых строителей.

А вот заметка из Петрозаводска, где в тот день состоялся слет стахановцев Кировской железной дороги, привлекла внимание таким уточнением. "С докладом выступил начальник дороги - генерал-директор движения 3-го ранга Гарцуев".

Время было строгое. Многие ведомства, не только военные и правоохранительные, имели свою табель о рангах, свою фирменную форму со знаками отличия. Не исключением были и железнодрожники. Просто мало кто вспоминает теперь, что в сентябре 1943 года были учреждены персональные звания и знаки различия для личного состава железнодрожного транспорта.

Высшее - генерал-директор путей сообщения - фактически соответствовало званию маршала Советского Союза. Далее шли генерал-директор, вице-генерал директор путей сообщения 1 и 2 ранга, и так далее, так что упомянутый выше товарищ Гарцуев был в звании, равном армейскому генерал-майору.

Показательно, что сама по себе табель о рангах Наркомата путей сообщения была отнюдь не замундиренно-показной; она была детально проработана и с точки зрения специализации и отражала взыскательный подход к уровню поготовки и квалификации кадров. Так, аналогичные офицерским звания в железнодорожном ведомстве - такие, как директор-полковник, инженер-майор, инженер-лейтенант - были 5 видов, или служб: движения, тяги, пути и строительства, связи и административной службы.