программа: Уроки истории
05:04, 11 августа 2015

Советский народ не сразу узнал о бомбардировке Хиросимы и Нагасаки

В этот день 70 лет назад - в 1945 году - по всей стране прошли митинги представителей советской общественности, тружеников производства, рабочих, колхозников, деятелей науки и искусств, на которых выражалось "единодушное одобрение решения советского правительства считать СССР в состоянии войны с Японией". Подборки сообщений и заметок из разных уголков страны под заголовками "Уничтожим японский очаг фашистской агрессии", "Смерть самураям", "Никакой пощады поджигателям войны", "Обуздать японскую военщину", "Кто сеял ветер - пожнет бурю", "Покончить с последним очагом войны". С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

В газетных передовицах были уже не только эмоции, но и трезвые весомые аргументы. Главным из которых был тот, о котором мы говорили в нашей рубрике накануне. Япония отвергла ультиматум о капитуляции от 26 июля 45 года. В передовице говорилось: "Отклонив требование о капитуляции, Япония тем самым лишила всякой почвы свое собственное предложение о посредничестве СССР в войне на Дальнем Востоке".

Далее убедительно анализировалась агрессивная политика Токио в начале сороковых: "В 1941 году японский агрессор по-разбойничьи, вероломно напал на владения США и Великобритании. В этой тактике удара из-за угла сказались обычные методы японских империалистов - также коварно, без предупреждения они напали на Россию в начале этого века, также вторглись в молодую советскую республику в 1918 году, также начали войну в Китае".

Показательно, что ни в передовых газетных статьях, ни в пересказе выступлений на митингах и собраниях нет упоминаний об атомной бомбе. Нет инвектив о губительных последствиях применения атомного оружия, хотя Соединенные Штаты к тому дню уже совершили бомбардировку и Хиросимы, и Нагасаки. Это, пожалуй, особый психологический фактор того момента. Это теперь в массовом сознании есть представление об огромной разрушительной силе атомной бомбы, о ее смертоносных последствиях; заранее на словах это было невозможно объяснить. Поэтому упоминаний о наличии у американцев нового оружия огромной силы не было в упомянутом Ультиматуме от 26 июля, что неудивительно, но нет упоминаний об этом и в сообщениях советской прессы от 9, 10, 11 августа.

Общий тон публикаций, безусловно, отражавший уровень понимания происходившего именно на тот момент, это то, что впереди - масштабные, тяжелые и, возможно, достаточно длительные по времени боевые действия между советской и японской армиями на территории Северо-Восточного Китая, а также высадка десантов на японские острова. "В предстоящих ожесточенных боях кровавая японская военщина будет стерта с лица земли. Порукой тому - боевая сплоченность великих союзников, мощь нашей Родины, доблесть и воинское умение ее сынов".

Как видим, в тот день еще ничто не выдало отношения Советского Союза к американским бомбардировкам японских городов - ни ошеломленного, ни сочувственного, ни осуждающего.