программа: Уроки истории
07:48, 11 сентября 2015

"На атом надейся, а сам не плошай": загадка "Мистера Нет"

В этот день ровно 70 лет назад - в 1945 году - в Лондоне открылось первое заседание вновь созданного Совета министров иностранных дел великих держав, стран-победительниц во Второй мировой войне. Решение о создании такого консультативного органа было принято на Потсдамской конференции. Сам факт его появления был призван подчеркнуть, что сотрудничество и взаимодействие между США, Великобританией, Францией и Советским Союзом продолжаются. С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

Процесс взимания репараций, преследование и суд над нацистскими преступниками, координация усилий по восстановлению порядка и социальных институтов побежденной Германии. Формально повестка дня была таковой. Однако лондонской встрече министров иностранных дел суждено было войти в истории другими своими обстоятельствами - фактором атомного оружия, которым в тот момент монопольно стали обладать Соединенные Штаты.

Показательная деталь: министр обороны США Генри Стимсон накануне лондонской встречи записал в своем дневнике: "Госсекретарь Бирнс занят подготовкой переговоров с Молотовым и считает, что бомба в кармане, образно говоря, решит все проблемы". Действительно, американцы считали, что наличие у них атомной бомбы автоматически, просто по умолчанию должно сделать Советский Союз более сговорчивым. На первый взгляд, такой расчет оправдывался сам собой. В конце августа Москва согласилась перенести выборы в Венгрии и Болгарии на более проздний срок, то есть дала сигналы, что торопиться с социально-политическими преобразованиями в них не собирается. Это было истолковано американцами, как линия поведения.

Однако новая советская внешнеполитическая тактика оказалась совершенной иной. Именно в сентябре 45-го в Лондоне Молотов и заработал свое негласное прозвище "Мистер Нет", отказываясь соглашаться с предложениями союзников, при этом вслух обозначив тему атомного оружия.

Как-то в кулуарах конференции Бирнс, раздосадованный возражениями со стороны советской делегации, подошел к Молотову с вопросом, как долго это продлится? Молотов напрямик спросил у Бирнса: "Нет ли у вас атомной бомбы в кармане, что вы так ставите вопрос?" Бирнс не нашел ничего лучшего, как сказать: "Вы знаете, я - южанин, а мы носим пушки в наших карманах. Если вы не прекратите свои увертки, я действительно достану атомную бомбу из кармана".

И хотя в итоге диалога его участники посмеялись и похлопали друг друга по плечу, стало понятно, что расчет на автоматическую уступчивость Советского Союза не оправдался. Американцы убедились, что Кремль становится, наоборот, подчеркнуто задиристым. Это проявилось потом, при обсуждении вопросов, уже не связанных с оккупацией Германии. А именно - вопросов участия СССР в опеке над Ливией, в контрольной комиссии по Японии.

Впрочем, к подробностям обсуждения этих вопросов мы еще вернемся, благо конференция длилась несколько дней. А главным итогом этого дня стала запись уже в дневнике госсекретаря Бирнса о том, что русские - "упрямы, настойчивы и не из пугливых".