В этот день ровно 70 лет назад - в 1945 году - было принято решение (разумеется, строго секретное) о расширении числа участников работ по созданию атомного оружия в Советском Союзе. Речь о техническом совете Спецкомитета при Совнаркоме, который занимался собственно научно-исследовательскими, опытно-конструкторскими и лабораторными исследованиями и испытаниями. Понятно, что после атомных бомбардировок американцами Хиросимы и Нагасаки в августе 45 необходимость в активизации работ в рамках советского атомного проекта не нуждалась в лишних доказательствах. С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

Напомним, что стартовал этот проект еще в сентябре 1942 года. Благодаря разведданым, удалось узнать о Манхэттенском атомном проекте американцев, так что опоздание здесь было всего в месяц-полтора. В центре внимания тогда была организация работ по обогащению урана, строительство центрифуг, других лабораторных установок.

Практические работы непосредственно по созданию атомного устройства развернулись в феврале 43-го. А в середине августа 45-го, сразу же после Хиросимы и Нагасаки, был образован названный ранее Спецкомитет при правительстве, который возглавил Лаврентий Берия. Что указывало на универсальную готовность, в том числе и с серьезным расчетом на получение секретной научной информации от разведывательных служб.

Одновременно в стране началось сооружение необходимых для производства атомной бомбы предприятий и заводов: диффузионного - для получения обогащенного урана-235 - на Среднем Урале, лаборатории по созданию тяжеловодных реакторов, а также площадки (на Южном Урале) для первого в стране предприятия по производству плутония-239.

Впереди - строительство научно-производственных комплексов в так называемых секретных городах: Челябинске-40, Арзамасе-16. И во многом выбор и направление работ в этих центрах будет определено теми учеными, которые входили в состав технического комитета.

В этой связи любопытно, что только в сентябре 1945-го к непосредственным работам по созданию атомной бомбы были привлечены такие светила мировой науки, как академики Сергей Вавилов и Абрам Иоффе. Первый был тогда Президентоим академии наук, директором Физического института, второй - вице-президентом и руководителем Физико-технического института. При этом Абрам Федорович Иоффе имел - неофициальный, конечно, но общепринятый в научном мире - титул "отца советской физики", основателя нескольких отечественных школ в различных областях теоретической и ядерной физики. Вместе с коллегой, профессором Львом Арцимовичем Иоффе, организовал - впервые в практике научных и производственных связей - строительство крупных заводов, работа на которых была организована и руководилась учеными-физиками. Эти предприятия были переданы из ведения отраслевых наркоматов фактически в ведение академических институтов.

О масштабе работ, развернувшихся в тот момент, говорит и то, что в состав технического совета Спецкомитета были включены, помимо двух основных физических институтов Академии наук, еще 8 профильных учреждений - Радиевый институт, Институты физической и неорганической химии, Институт химической физики во главе с будущим нобелевским лауреатом академиком Семеновым, Уральский филиал Академии наук, два физических института украинской Академии и Биогеохимическая лаборатория.