программа: Уроки истории
тема: Разлом
12:18, 16 февраля 2017

Роскошь отелей на фоне топливного голода

В этот день 3 февраля 1917 года по старому стилю в московских газетах появились рекламные объявления: "Вновь открыта в Москве грандиозная гостиница "Деловой двор" в торговом центре на Варварской площади близ Ильинки и Никольской. Лифты, роскошная обстановка, электрическое освещение, горячая и холодная вода, ресторан, биллиарды, ванны. На всех вокзалах к встрече поездов с постояльцами, заказавшими номера, - автомобили-омнибусы, во все номера проведены телефоны. Цены дешевые -  от 3 до 5 рублей за комнату". Выглядит радужно, так, словно никакой войны нет, никаких проблем. Сплошная деловая активность. Но проблемы были. С подробностями - Андрей Светенко в проекте "Разлом" на "Вестях ФМ".

С началом войны стали резко сокращаться буровые работы, разведка месторождений и экспорт нефти. Кроме того, проблема энергоносителей обострилась и в силу непродуманной акцизной политики царского правительства. Акцизом были обложены все продукты нефтепереработки, но в разной степени. И если с пуда керосина акциз брали в размере 40 копеек, то для тяжелых масел, то бишь мазута, акциз составлял 30 копеек за пуд. Нефтепромышленникам стало выгодно перерабатывать сырую нефть не в керосин, а в мазут.

Это привело к тому, что темпы роста внутреннего спроса на керосин существенно превысили темпы роста нефтедобычи. А снабжение российской промышленности мазутом попало в прямую зависимость от объема экспорта керосина за границу, а не от использования его внутри страны. Это привело к энергорасточительной практике расходования нефтяных запасов. 

Кроме того, неудачные военные действия в 1915 году  привели  к потере Россией западных польских губерний с большими запасами каменного угля. Домбровский бассейн, дававший около 500 миллионов пудов в год, оказался на территории противника. Нужды российской индустрии обслуживал только один Донецкий бассейн, в котором ощущалась уже большая убыль рабочих рук в силу призыва на службу в армию. В итоге к началу 1917 года в стране возник так называемый топливный голод. 

Положение осложнялось проблемой перевозок транспорта. Из-за нехватки паровозов, в первую очередь использовавшихся для военных нужд, а также вагонов под военные перевозки, снабжение сырьем – углем, коксом - промышленных предприятий юга России оказалось под угрозой срыва. На некоторых металлургических предприятиях Донбасско-Криворожского бассейна пришлось даже выводить из строя доменные печи из-за нехватки кокса.  

Дефицит нефти и угля отразился на показателях производства в черной металлургии: выплавка чугуна снизилась по стране с 293 миллионов пудов (показатель 1913 года) до 231 миллиона. Такая же тенденция была и с производством стали. Для покрытия дефицита правительство разместило заказы в странах-союзниках по Антанте. Это по определению усиливало зависимость российской экономики от иностранных поставщиков. И объективно подрывало  потенциал России и экономическую базу, необходимую для продолжения войны.

Имеется в виду в более-менее привычных, сопоставимых с мирным временем, условиях, таких, с которых мы начали этот рассказ, когда газеты рекламируют роскошные гостиничные номера с электричеством, горячей водой, телефоном и прочим всего за 5 рублей в сутки.