программа: Уроки истории
тема: Разлом
07:26, 23 января 2018

"Спасение демонстрантов - "Кресты"

В этот день - 10-го января 1918 года - в петроградских небольшевистских газетах, несмотря на опасность публикаций такого рода, появились сразу несколько подробных отчетов о кровавом разгоне красногвардейцами мирных демонстраций в защиту Учредительного собрания. Подробнее - в рубрике Андрея Светенко "Разлом" на радио "Вести FM".

Картина вырисовывалась одновременно ужасающая и впечатляющая. Так, "Русские ведомости" писали: "Манифестация в честь Учредительного собрания имела грандиозный характер. Но на всем пути следования подвергалась расстрелу. В Таврический дворец манифестанты допущены не были, хотя большевики обещали не препятствовать движению. В действительности, на углу Шпалерной и Литейного проспекта и на углу Потемкинской улицы были устроены баррикады, установлены пулеметы. Вокруг дворца в общей сложности свыше 2000 штыков. В районе Бассейной и Болотной улиц установлены войсковые заставы, причем солдаты занимали самовольно помещения чайных и бывших пивных заведений. 

Манифестация, организованная рабочими Обуховского вагоностроительного и чугунолитейного заводов, а также работниками мануфактуры Балчи и автомобильной школой, была наиболее многочисленной - свыше 20 тысяч человек. Ее расстреляли матросы и красногвардейцы, когда головная часть колонны подходила к Садовой улице, а конец процессии едва миновал Знаменскую площадь у Николаевского вокзала. Красногвардейцы открыли жестокий огонь по первым рядом, состоявшим сплошь из рабочих, а также по военному оркестру. Однако рабочие Обуховского завода не остановились, они то ложились, то опять вставали и продолжали двигаться вперед. Тогда затрещали пулеметы. Стрельба продолжалась четверть часа. Ряды демонстрантов поредели".

Прервем цитату. Не менее трагические события происходили и в других местах столицы. Одна из колонн, получив сведения о расстреле в районе литейного, изменила свой маршрут и благополучно дошла до угла Знаменской и Виленского переулка, только тут она была тоже встречена ружейным огнем. Наблюдатели отмечали, что среди стрелявших были солдаты 6-го саперного полка, те самые, которые в дни февральской революции 1917 года оказались в первых рядах русской революционной армии. Демонстрацию, шедшую из Петергофа, остановили у Нарвской заставы. То же произошло и с колонной демонстрантов из Лесного: ей не дали возможности пройти на Выборгскую сторону. 

Любопытно, что элитные части Петроградского гарнизона, а именно Преображенский и Семеновский полки, готовые выйти с оружием в руках в поддержку Учредительного собрания, еще на этапе подготовки манифестации были дезориентированы самими инициаторами этой акции - эсерами. Эсеры в последний момент стали уговаривать своих вооруженных сторонников выйти на улицу без оружия. И вот, в ситуации, когда отовсюду стали поступать сообщения о стрельбе по митингующим, преображенцы попытались организовать сопротивление. Несколько сотен солдат "в полном боевом вооружении вышли на улицу и направились к Таврическому дворцу, но вскоре были окружены солдатами Литовского полка, верного большевикам. Завязалась перестрелка, в результате которой преображенцам пришлось отступить в казармы". В довершении событий того драматического дня на Петроградской стороне и Васильевском острове отряды красногвардейцев уже целенаправленно и точечно разгромили помещения центрального и районных отделов Союза защиты Учредительного собрания. 

Своеобразный, с циничной иронией итог событиям в тот день подвел Ленин. На экстренном совещании Совнаркома он признал, что не может дать гарантии сохранения жизни арестованным в ходе разгона парламента и демонстраций в его поддержку лидерам политической оппозиции. Единственное, что поможет им спастись, это "добровольный переход из частных лечебниц и квартир, где они скрываются, под надежную охрану одиночной тюрьмы "Кресты".