программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:21, 02 февраля 2018

Всероссийская конференция "белых рабынь"

В этот день, 20 января 1918 года по старому стилю, группа женщин - работниц столичных заводов и фабрик - объявила о своем решении созвать в Петрограде Всероссийскую конференцию "белых рабынь". Положим, определение "белые рабыни" было журналистским вкладом в тему борьбы женщин за свои трудовые права. Но факт оставался фактом: женщины-пролетарии на тот момент констатировали, что революционные завоевания и социалистические лозунги на их жизни никак не отражаются. Подробнее - в рубрике Андрея Светенко "Разлом" на радио "Вести FM".

"Новая Петроградская газета" писала: "Женщины-работницы заявляют, что хотя великая революция и развивается бешеным темпом, но русская женщина-работница находится все еще в цепях прежнего экономического порабощения".

Прервем цитату. Причина недовольства вроде бы объяснена, но возникает вопрос: а почему женский труд не освобожден столь же автоматически переходом на социалистические принципы хозяйствования? Неужели новые, пролетарско-партийного происхождения, капитаны производства в отношении женщин - эксплуататоры старой закалки, или "рабовладельцы новой формации"? Судя по недовольству активисток-производственниц, да.

Продолжим цитату: "Для многих категорий трудящихся женщин 8-часовой труд - пустой звук. Ничего не изменилось, если не считать, что в 2 или в 3 раза увеличились нормы оплаты труда".

Что ж тут странного? За больший объем работы - большая плата. Вскоре многие предприятия вообще остановятся, жители рабочих окраин столиц и крупных городов начнут покидать насиженные места, уезжать в провинцию, в деревню, чтобы хоть как-то прокормиться. О своем недовольстве превышением нормативов и норм труда они потом будут только с сожалением вспоминать. 

Впрочем, острие удара по "рабовладельцам новой формации" касалось не столько фабрично-заводской массы, сколько другой, гораздо более многочисленной категории женщин-работниц - домашней прислуги и в целом лиц, находившихся, как тогда говорили, "в услужении" - кухарок, горничных, посудомоек, прачек, портних. "Почувствовать провозглашенное новым строем общечеловеческое равенство, увидеть в работнице члена общей трудовой семьи, сблизиться с нею духовно", - писала газета, - "всё это пока недоступно рабовладельцам новой формации. Старая идеология периода царизма не изжита и обуревает многочисленный  класс белоручек обоего пола, сбросивших черную домашнюю работу на дочерей деревни".

Итак, ларчик открывается. Сюжет, видимо, готовил почву для броской ленинской фразы о кухарке, которая должна научиться управлять государством. А главное, это была попытка внедрить новые социальные отношения в сложившуюся и даже укоренившуюся систему организации быта, стиля и способа жизни.

Действительно, по переписи населения в начале XX века в России около 9 миллионов человек состояли в этом самом пресловутом "услужении". Получается, что помощницу в доме имели тоже миллионы людей.

Итак, задача момента - продвинуть новые пролетарские основания жизни в повседневность. Внедрить атмосферу классовой борьбы по месту жительства - на кухни и тому подобное. Отсюда и новый социальный адрес - "нанимательские классы".

Любопытно, что  призывов к отмене или запрету иметь прислугу в этом обращении нет. Этого, положим, и потом не произойдет. Во все советские времена, сами по себе разные, продолжал существовать институт домашней прислуги - для обеспеченных и высокопоставленных это всегда оставалось в порядке вещей. Вот и в самые революционные времена - в 18 году -  жалобы и эмоции ограничивались лишь требованием "укрепить правовой строй для многочисленного класса домашней прислуги".