программа: Уроки истории
тема: Разлом
05:38, 19 февраля 2018

Единовременный налог для москвичей: почему эффект оказался нулевым

В этот день – 19 февраля 1918 года – москвичи оживленно обсуждали очередной декрет советской власти, на сей раз – городского масштаба, Моссовета, который, вопреки большинству нововведений большевиков, носивших декларативно-революционный характер, на сей раз откровенно бил по карманам обывателей – "Декрет о единовременном налоге по городу Москве и ее пригородам". Сразу отметим, что мера – сугубо фискальная, свойственная, скорее, старой буржуазной схеме жизни. На фоне экспроприации, обобществления, деградации денежной системы все это выглядело как затея, вынужденная обстоятельствами. Подробнее – в рубрике Андрея Светенко "Разлом" на радио "Вести FM".

Конечно, все сразу обратили внимание на смысл слова "единовременный". Только наивный или даже откровенно глупый человек мог успокоиться, решив, что это – нечто одноразовое, не страшно. Все остальные поняли: речь – о налоге дополнительном, из разряда конфискационных. Потому что взимался он с доходов прошлого – 1917 – года, то есть полученных еще при старом режиме, даже, как ни забавно это теперь звучит, при двух старых режимах – монархическом (царском) и республиканско-демократическом, то бишь периода Временного правительства.

Собственно, авторы декрета это и не скрывали, а даже подчеркивали. Цитирую пункт второй: "Единовременный подоходный налог устанавливается в размере полного оклада государственного подоходного налога, определяемого согласно тарифу, установленному постановлением Временного правительства от 12 июня 1917 года".

Словно в издевку, тут вроде как некоторые не согласны с советской властью, жалеют о Временном правительстве. Так вот вам весточка от него – из лета 17-го. Поразительно: в тексте декрета Моссовета этот тариф, или процент подоходного налога, даже не упоминается как таковой. Получается, что все и так должны были это помнить? Кстати, напомним, шкала налогообложения, введенная при Керенском, была прогрессивной: 1 процент с годового дохода до тысячи рублей, и стремительно вверх – к 30 процентам налога с доходов свыше 400 тысяч рублей. Такими суммами обладали, извините за тавтологию, толстосумы. То есть Временное правительство било по кошелькам богатых и супербогатых. И тут, конечно, удивляться нечему, что большевики эту схему воспроизвели, уже – от своего имени.

Добавим одну показательную позицию: "От единовременного положенного налога не освобождаются ни в коем случае лица, которые продолжают владеть имуществом, хотя бы и бездоходным". Очень показательное уточнение, потому что не всё ещё было национализировано и экспроприировано, особенно недвижимость. Это все – еще впереди, но доход и прибыль с такого имущества собственники уже, как правило, не получали, просто в связи с прекращением прежней экономической жизни с ее привычной рыночной практикой.

Разумеется, грозили за игнорирование декрета. Причем не в пример строже Керенского: "Лица, нарушившие постановления настоящего декрета, подлежат аресту до 3 месяцев и штрафу в 10 тысяч рублей, плюс пени в 2 процента за каждый просроченный день". Любопытно, что под арест граждан были вправе отправить даже не суд или милиция, а финансово-податной отдел Моссовета.

Все бы хорошо, но только растущая не по дням, а по часам инфляция на глазах обрушивала стоимость денег. Поэтому эффект от этого налога оказался практически нулевым.