программа: Уроки истории
тема: Разлом
11:35, 20 февраля 2018

Глас вопиющего в сугробе, или как иностранные дипломаты Москву от снега очищали

В этот день – 20 февраля 1918 года – в газетах впервые появилось сообщение о настроениях и действиях дипломатического корпуса, аккредитованного в Петрограде. Цитирую по "Русским Ведомостям": "У старейшины дипкорпуса американского посла Дэвида Френсиса состоялось совещание представителей союзных и нейтральных стран для обсуждения положения, создавшегося в России. Между прочим было обращено внимание на то, что иностранных подданных заставляют отбывать натуральную повинность, привлекая их к работам по очистке улиц и площадей". Подробнее – в рубрике Андрея Светенко "Разлом" на радио "Вести FM".

Прервем цитату. Зима 17-18 годов была холодной и снежной. Улицы столицы практически были непригодны для перемещения. Прежний старорежимный механизм уборки и очистки рухнул, причем произошло это еще весной 17-го, при Временном правительстве. Поэтому следует оценить по достоинству пролетарский подход к организации дела. Вооружить ломами и лопатами сотрудников дипмиссий и вообще всех иностранцев – why not? Почему бы и нет: любишь кататься, люби и саночки возить.

Однако для дипломатов это был шок. Ни одно иностранное государство не знало такого рода натуральной повинности. На собрании было решено принять меры к охране интересов иностранных граждан. Тут же была составлена коллективная нота, которую американский посол передал в комиссариат иностранных дел. Конечно, это был глас вопиющего, в данном случае, в сугробе...

Впрочем, в тот момент у послов Антанты и нейтральных стран была еще одна – более существенная – причина для негодования: имущественные и денежные потери в связи с декретами Советской власти о собственности. Посол Френсис уведомил НКИД, что "все послы и посланники считают декреты Совнаркома об аннулировании государственных займов, о конфискации имуществ по отношению к владельцам из числа иностранных подданных как бы несуществующими". То есть у собственных граждан изымать капиталы, имущество и собственность – это, разумеется, ваше право, а собственникам из числа иностранцев извольте возместить ущерб.

Понятно, что это была угроза, не подкрепленная конкретными контраргументами, но сам факт, что в середине февраля устами дипкорпуса, аккредитованного в Петрограде, была озвучена международная позиция в отношении революционных преобразований в России – да, это был своего рода пролог к последовавшему летом конфликту, так называемому заговору послов. Об этом мы в свое время подробно расскажем.

Показательна в этом деле фигура упомянутого ранее Дэвида Фрэнсиса. К тому времени он всего 2 года как занимал пост посла США в России, но выбор, сделанный в его пользу президентом Вудро Вильсоном, был показателен и свидетельствовал, что США придавало огромное значение отношениям как с царской Россией, так и с Россией республиканской образца февральской революции, которую Штаты признали буквально на следующий день после свержения монархии.

Фрэнсис не был дипломатом. Он был крупным политиком, шел вверх по карьерной лестнице от поста мэра Сент-Луиса, потом – губернатора Миссури, к должности министра внутренних дел США. Его назначение послом в Россию отнюдь не было почетной отставкой...

С приходом к власти большевиков отношения заметно осложнились, однако Френсис до середины февраля 1918 года не оставлял надежд на сотрудничество. Во всяком случае, ситуацию не обострял. И вот такой демарш. Впрочем, не это, а заключение большевиками сепаратного мира с противниками по Первой мировой – Германией и Австро-Венгрией – приведет к разрыву дипотношений между Советской Россией и странами Антанты, союзниками России царской и Временного правительства в той войне.