программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:30, 10 октября 2019

Политика Антанты: ни красным, ни белым

Рубрика «Разлом» Андрея Светенко на «Вестях FM».

В этот день 100 лет назад – 10 октября 1919 года – Верховный совет Антанты принял решение о полном разрыве экономических связей с Советской Россией. Итак, страны Антанты объявили экономическую блокаду большевикам. И спрашивается, почему такое легко объяснимое решение, учитывая принципиальные идейные разногласия между советской властью и миром буржуазии, было принято только спустя почти 2 года после Октябрьской революции? Потому что это, как выясняется, было завершением процесса.

Правительство Соединенных Штатов Америки прекратило торговые отношения с Советской Россией еще в ноябре 1917 года – как говорится, как только, так сразу. Англия и Франция в одностороннем порядке сделали то же самое в начале 1918 года. В тот момент это и были, собственно, все страны, входившие в военно-политический блок Антанты, продолжавшей, кстати, вести войну против Германии и Австро-Венгрии. Советская Россия, после заключения Брестского мира в марте 1918-го, в известном смысле свою изоляцию преодолела за счет установления экономических и торговых связей с той же кайзеровской Германией.

В конце 1918 года после поражения и крушения Австро-Венгерской и Германской империй возник целый ряд новых независимых государств в Восточной Европе. Контуры Антанты изменились. Был создан вышеназванный Верховный совет, в который вошли на постоянной основе пять государств – к трем вышеназванным добавились Италия и Япония. А кроме того, союзниками Антанты стали Польша, Чехословакия, Румыния, Венгрия и другие, как тогда у нас говорили, прикордонные страны. Их еще стали называть Малой Антантой.

Для приведения экономических санкций в надлежащую и обязательную систему, в том числе и для подтверждения антисоветской политики стран-участниц Антанты, и потребовалось такое, получается, формальное решение, потому что на практике, в условиях Гражданской войны в России, достигшей своего пика именно осенью 1919 года, осуществлять торгово-экономические связи было просто невозможно. Они были крайне затруднены даже в отношении противостоявших большевикам сил – Деникина, Колчака, Юденича.

Это, конечно, особая и очень поучительная страница истории. Что из себя представляла помощь интервентов Белому движению? Вопреки сложившимся в советское время представлениям, масштабы ее были невелики, поставки осуществлялись либо за счет российских же, еще царского времени, кредитов, либо – оплаты при получении, желательно, золотом. При этом белым выставлялись претензии и условия. Во-первых, признать независимость вновь возникших национальных государств на окраинах Российской империи – в Прибалтике, на Украине, на Кавказе. Деникин на это не соглашался. А в штабе Колчака с понятным подозрением и осторожностью относились к проникновению американцев и японцев на Дальний Восток, предпочитая даже отказываться от предлагаемых проектов сотрудничества и инвестиций. Антон Иванович Деникин напишет потом в своих мемуарах: «В итоге мы не получили от Антанты ни твердой дипломатической поддержки, особенно важной в отношении Польши, ни кредитов, ни снабжения».

Итак, речь, похоже, о довольно иезуитской политике, имевшей целью ослабить обе стороны внутрироссийского конфликта – и красных, и белых. Что касается военного участия, то еще в начале осени 1919 года 12-тысячный корпус интервентов был эвакуирован с севера России.

А что касается эмбарго на торговые связи с РСФСР, то оно было отменено европейскими странами Антанты уже в январе 1920 года из-за серьезной социальной напряженности, экономического кризиса и угрозы попасть в финансовую и сырьевую зависимость от США. Называлось решение Актом о возобновлении торговли с населением России.