программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:21, 24 октября 2019

Блокада Советской России со стороны Антанты

Рубрика Андрея Светенко на радио «Вести ФМ».

В этот день 100 лет назад – 24 октября 1919 года – получила развитие тема блокады Советской России. Российское телеграфное агентство РОСТА сообщило о дипломатическом давлении стран Антанты на Германию с целью присоединения её к условиям блокады. Напомним, соответствующее решение было принято за несколько недель до этого. И касалось оно напрямую именно держав Антанты, победителей в Первой мировой войне. Другие страны автоматически под санкциями не подписывались – те, у которых был статус нейтральных. В первую очередь, Швеция, а вслед за ней – Норвегия и Дания. На них надо было надавить, и сделать это удалось довольно быстро.

Сложнее было с Германией. На протяжении года, с ноября 17-го по ноябрь 18-го, Германия, еще в условиях войны, имела торговые, экономические отношения с Советской республикой. О плодах этого сотрудничества как одного из условий Брестского мира потом вспоминали мало или совсем ничего, но большевики отправляли в Германию эшелоны с сырьем и даже с продовольствием, успели до крушения кайзеровской империи отправить и солидную партию золота, которая потом, кстати, досталась англичанам и французам. Шел поток грузов и во встречном направлении. В октябре 19-го Германия уже была в ранге поверженной, униженной, обложенной репарациями и контрибуциями страной, не в интересах которой было поддерживать блокаду России. Это для немцев как раз был привлекательный рынок. Поэтому в ноте Антанты, адресованной нейтральным странам, а Германия фактически таковой и являлась тогда, были озвучены возможные санкции за несоблюдение правил бойкота: «Отказ в разрешении выходить в море тем судам, которые направляются в русские гавани к большевикам, реквизиция всех товаров, предназначенных для доставки в большевистскую Россию, отказ в выдаче паспортов всем лицам, отправляющимся в советскую Россию». Немного общо, туманно, но были сформулированы и санкции против возможных внешних инвестиций в Россию: «Будут приняты мероприятия, чтобы помешать банкам поддерживать деловые отношения с большевистской Россией». Кроме того, объявлялся запрет на коммуникации частных лиц с Россией по почте и радиотелеграфу.

В сообщении РОСТА каждая фраза уточняет: меры направлены против Советской России. Но в отношении белых тоже были вопросы и проблемы. На них в те дни указывал такой известный персонаж русской революции, как Александр Керенский. В интервью агентству United Press бывший председатель Временного правительства, пребывавший тогда то в Лондоне, то в Париже, заявил: «Если союзники снимут блокаду и снабдят продовольствием и всем нужным для возобновления хозяйственной жизни, в таком случае советская власть долго не продержится». Но это было только начало рассуждений Керенского. Считая режимы Колчака и Деникина реакционными, монархическими, он утверждал, что русский народ их тоже не поддерживает, и только в случае, если генералы и адмиралы лишатся поддержки союзников, они вынуждены будут пойти на демократические преобразования. Вот так хитро выглядела точка зрения, позиция умеренных социалистов-революционеров. Против большевиков, но и против царизма. Как пример для подражания Керенский указывал на Правительство Северной области России: «В Архангельске, пока там находились британские войска, господствовали порядки, напоминающие царизм, а с уходом англичан местное правительство преобразовалось и действует правильно».