программа: Уроки истории
тема: Разлом
13:09, 11 ноября 2019

Политический интриган Бермондт-Авалов

Рубрика «Разлом» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день 100 лет назад – 11 ноября 1919 года – в первую годовщину окончания Первой мировой войны в Великобритании впервые состоялась памятная церемония двухминутного молчания в дань памяти погибшим в Великой войне. Именно так ее называют британцы, и церемония эта проходит по сей день.

На территории бывшей Российской империи в этот день происходили бурные события. Части так называемой Русской западной добровольческой армии под командованием Бермондт-Авалова были отброшены от Риги. Тут требуются пояснения. Павел Рафаилович Бермондт-Авалов вошел в истории как авантюрист и чуть ли не как самозванец. И действительно, ротмистр царской армии, Авалов летом 17-го готовил переворот против Временного правительства, после Октября уехал на Украину, служил Пилсудскому, защищал Киев от Петлюры.

В декабре 18-го перебрался в Германию. Там установил связи с германским военным командованием, перебрался в Прибалтику, где занялся вербовкой этнических немцев, а также военнопленных германской армии в некий легион для борьбы с большевиками, но под эгидой Германии. В то время как другие белогвардейские армии ориентировались на страны Антанты, Бермондт-Авалов пытался сыграть в какую-то свою игру. Приказы генерала Юденича, готовившего летом 19 года поход на Петроград, игнорировал. Вместо того чтобы соединиться с Юденичем, сколотил боеспособную армию численностью до 50 тысяч человек и стал штурмовать Ригу. Получилось, что белые – повторяем, с прогерманской ориентацией, воюют против армий вновь провозглашенных Латвийской и Эстонской республик, которые, в свою очередь, выступают союзниками белых в лице генерала Юденича.

В довершение всего на стороне эстонцев и латышей – британский флот, снабжение, вооружение. В общем, налицо – внешнеполитическая интрига. Германия боится усиления Англии в Прибалтике, а та, в свою очередь, боится, что Прибалтика останется в сфере влиянии Германии, хотя бы и побежденной в Первой мировой.

Бермондт-Авалов удачно маневрировал и на словах, утверждая, что просто требует от Риги и Таллина пропустить свои части на Северо-западный фронт, к Питеру, на деле обращая штыки своих солдат против наспех сколоченных латышских полков. Дело дошло до того, что британские корабли, выйдя на рейд у Риги, стали обстреливать части белогвардейцев. В любом случае, действия авантюриста, кстати, присвоившего себе в тот момент звание генерал-майора, отвлекли все какие можно было отвлечь силы антибольшевистского фронта от Петрограда. В растерянности были политические силы Эстонии и Латвии. Так, таллинская газета «Ваба Маа» – «Свободная земля» – писала: «Планы Бермондта ясны – усмирить мятежную Латвию и присоединить ее к великой России. За Латвией настанет очередь и Эстонии... Нет сомнения, что Бермондт действует в согласии с Колчаком и Деникиным».

Согласия, на самом деле, не было. Даже наоборот. Но явное пренебрежение национальными интересами населения бывших Эстляндии и Курляндии со стороны Бермондт-Авалова были налицо. И это определяло позицию даже левой социал-демократической партии Эстонии: «Если мы теперь не хотим принимать участия в походе Юденича на Петроград, то пусть он винит в этот не нас, а Бермондта-Авалова».

Итак, действия самопровозглашённого генерала серьезно насторожили британцев. Они вынуждены были подавлять огнем фактически одну из белогвардейских армий. С другой стороны, есть мнение, что Бермондт-Авалов был марионеткой в руках германской интриги, направленной против Антанты и, соответственно, на укрепление германских позиций в Прибалтике.