программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:45, 06 декабря 2019

Будущее меньшевиков и бундовцев

Рубрика «Разлом» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день 100 лет назад – 6 декабря 1919 года – Ленин выступил с заключительной речью по итогам обсуждения своего доклада на VII Всероссийском съезде Советов. Если в докладе речь в основном шла о внешней политике, о положении дел на фронте, о перспективах мировой пролетарской революции, то, подводя итог дискуссии, Владимир Ильич вынужден был сосредоточиться на проблемах внутренних, на особенностях советской демократии. Дело в том, что этот съезд был одним из последних в советской истории многопартийных собраний. На нем были представлены меньшевики, бундовцы, левые эсеры, народные социалисты и анархисты. Они, правда, находились в явном меньшинстве – всего 88 делегатов из 1366. При этом обладали всего лишь совещательным голосом, что само по себе о многом говорит. Но выступать с трибуны им еще разрешали.

Лидер меньшевиков Юлий Мартов предложил резолюцию, подтверждающую многопартийный и коллегиальный способ управления Советской республикой. Бундовцы подвергли критике отсутствие демократических процедур – принятие решений исполнительными органами, состоявшими исключительно из большевиков, в ущерб функций исполкомов Советов.

Поэтому Ленин (подстелив, что называется соломки: «Хоть и упираясь, меньшевики медленно, но начинают подходить к диктатуре пролетариата и через год сделают еще несколько шагов»), язвительно напомнил соратнику по борьбе с царизмом Мартову: «Ведь вы были у власти летом и осенью 17-го, заодно с Керенским боролись против Корнилова, и с Колчаком воевали, но белогвардейцы вас в Сибири, как детей, выкинул вон. А вы еще после этого говорите, что наши ЧК плохо организованы (смех в зале)». Согласившись с тем, что коллеги – социал-демократы – искренне радуются победам над Колчаком и Деникиным, Ленин строго предостерег меньшевиков от попыток организовать заговоры, как это, по его утверждениям, было в дни осады Петрограда Юденичем.

Несмотря на попытку Ленина представить дело так, что меньшевики скоро вольются в ряды партии пролетариата без всяких оговорок, они были, фактически, под надзором ЧК. Все печатные органы меньшевиков были закрыты еще весной 1919 года. Волна репрессий против бывших однопартийцев вскоре усилится, и это будет связано как раз с успехом меньшевиков на выборах в местные советы на Украине по мере установления там советской власти. Так, в 1920 году поголовно будет арестован Харьковский губком партии РСДРП, а год спустя принято постановление Политбюро РКП(б) о запрете допускать меньшевиков к политической деятельности. Особо подчеркивалось, что членов партии Юлия Мартова следует высылать из промышленных центров в непролетарские регионы, лишив при этом права занимать выборные должности, а также должности, «связанные с общением с широкими массами».

Такое же будущее ожидало и Всеобщий еврейский рабочий союз – Бунд. Его представительница на упомянутом съезде гневно заявила, что отсутствие заседаний ЦИК – это «ужасное преступление». На это Ленин ответил со ссылкой на Троцкого: «Лев Давидович прекрасно ответил Бунду про отсутствие заседаний, сказав, что ЦИК был тогда на фронте».

Частью активисты Бунда и меньшевиков были выдавлены в эмиграцию, частью сосланы, оставшиеся самоликвидировались как организации. Но даже те, кто вступил потом, начиная с 1921 года, в партию большевиков, в 30-е годы стали подвергаться преследованиям и фактически полностью были репрессированы.