программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:39, 27 декабря 2019

Матрёна Распутина: адвокат отца

Рубрика «Разлом» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день 100 лет назад – 27 декабря 1919 года – в Чите, находившейся еще под властью белых, следователь по особым поручениям колчаковского правительства Николай Соколов, тот самый, который вёл расследование дела об убийстве царской семьи, провел допрос Матрёны Григорьевны Соловьёвой (урождённой Распутиной). Да, речь – о дочери Гришки Распутина, убийство которого в конце декабря 1916 года стало прологом фантастических по масштабу событий и изменений в истории России. Соколову допрос дочки Распутина, скорее всего, был нужен для полноты картины.

Собственно, о расправе над императором и его семьей Матрёна ничего не знала. Даже была уверена, что убит только Николай II, а семью большевики вывезли за границу. Матрёне тогда было 20 лет. Разумеется, она выступала адвокатом своего отца. Уверяла, что единственной причиной сближения отца с царской семьей было желание Распутина помочь в лечении больного гемофилией цесаревича. «Его молитвы приносили облегчение наследнику престола». Доказывала, что Распутин вёл скромный образ жизни и «хотя и брал одной рукой, но другой – раздавал». То есть личной наживой благодаря своему положению при дворе не занимался.

Любопытная та часть показаний, в которых рассказывается о спорах и беседах царя со старцем-мистиком: «Ссоры происходили из-за того, что государь часто не слушал отца. Распутин упорно повторял, что царь как отец народа должен быть как можно ближе к народу, чтобы тот любил его, а государь, наоборот, держит себя так, что народ его не видит и лишь боится. На что государь отвечал, что если будет жить так, как говорит Распутин, то мужики его и убьют. А Распутин отвечал, что мужики никогда не убьют царя, а сделает это интеллигент».

Тут важно заметить, что, по многим другим источникам, между Николаем Вторым и Распутиным вообще не было никаких личных встреч, тем более, долгих бесед на такие серьезные темы. Была переписка – так называемые записочки Распутина с адресатами «папе, маме», то есть императору и императрице. А вот Матрёна Распутина, наоборот, в своих показаниях утверждала, что никакой переписки как раз не велось. Имели место частые личные встречи.

Особое место в показаниях отведено описанию убийства самого Распутина. Тут Матрена действительно выступала важным свидетелем. Потому что именно она с сестрой Варварой первыми забили тревогу, вызвали полицию и принимали участие в опознании личных вещей Распутина, выловленных из проруби.

Судьба дочери Распутина сложилась так. Еще летом 17-го при Временном правительстве она вышла замуж за поручика Соловьева. В октябре большевики его арестовали, но Матрена «упросила комиссара Немчинова освободить мужа под залог в 500 рублей». Так она оказалась в Сибири. Потом был Владивосток и Харбин. После разгрома белых Распутина-Соловьёва выехала в Европу. Жила в Румынии. Матрена стала танцовщицей в кабаре. После смерти мужа переехала в Париж, подавала в суд на Феликса Юсупова, убийцу отца, но французский суд дело к рассмотрению не принял.

В 30-е годы Матрёна увлеклась цирком, стала дрессировщицей, объездила весь мир с цирком шапито. В конце концов обосновалась в Майами, штат Флорида, США. Там еще раз вышла замуж. Получила гражданство, в годы Второй мировой работала на оборонных предприятиях. Издала 3 тома воспоминаний о своем отце. Умерла в Калифорнии в сентябре 1977 года в возрасте 80 лет.