программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:12, 31 декабря 2019

«Просвета нигде не видно»: итоги 1919 года для белой армии

Рубрика «Разлом» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день 100 лет назад – 31 декабря 1919 года – капитан Георгий Орлов, офицер дроздовского полка Добровольческой армии, подвел итоги уходившего года, неутешительные для белых: «Царицын оставлен без боя. Правда, на другом фланге Екатеринослав очищен от махновских банд группой генерала Слащёва. Но в целом отходим даже в тех местах, где можно было бы спокойно бить большевиков. На какой-то маневр это не похоже. Большевики весной отступали во много раз стройнее».

Да, если еще в начале осени в штабах царило приподнятое настроение, планы укрепления Перекопа, предложенные бароном Врангелем, воспринимались как неуместная осторожность, то в декабре настрой стал другим. Продолжим цитату: «Никогда не думал, уезжая в октябре в Севастополь на артиллерийские курсы, что по возвращении застану свою батарею в неприглядном виде. Обнищала в полном смысле, настроение – паршивое. В одной из деревень спросил солдат: «Как думаете, долго ли будем так отступать?». Те ответили: «Вот проводим своих офицеров, посадим их на пароход и разойдемся по домам».

Поразительно пророческие слова. Так и встает перед глазами картинка спешной эвакуации из Севастополя в ноябре 1920-го. Примечательно, что солдаты белой армии, мобилизованные, в отличие от офицеров, в Добровольческую армию, о своем собственном будущем, похоже, не переживают. Это офицеры уедут, а они, простолюдины, останутся, и претензий к ним у советской власти не будет.

Отвечать пришлось всем. Да и было за что. Георгий Орлов подчеркнуто объективен в своих записках: «С одной стороны, при отступлении только из нашей полковой базы бросили полторы тысячи пудов сахара, сто пудов хорошего сала, много меду, окорока, водку, спирт – всего не перечесть. С другой – уходя, почти во всех городах забирали последнее и слегка грабанули население. Взрывали всё – станции, водокачки, прочие сооружения. Говорят, что красные, заняв Донбасс, из-за этих разрушений не смогут оттуда ничего вывезти. Но, по-моему, у мирных жителей осталось не совсем приятное воспоминание о нас. Ведь разрушено многое из того, что не имеет ни военного, ни транспортного значения. Слышал, что бронепоезда расстреливали станции практически в упор. Красные могут воспользоваться этим в качестве пропаганды и задать людям вопрос: «Кто же после этого варвары, мы или они?». Прямо кошмар какой-то».

Кошмару Гражданской войны суждено было продлиться еще целый год. Эпицентром сражений стали Украина, Кубань; началась особая советско-польская война, которая отвлечет на время усилия Красной армии от разгрома Белой. Белые еще попытаются перестроить свои ряды; Деникина сменит Врангель. В Северном Причерноморье и Крыму будет проведена земельная реформа и вообще попытки организовать альтернативную Советам социально-экономическую реальность. Но перелом уже произошел. И Георгий Орлов указывает на два существенных обстоятельства. Во-первых, «между генералами – солидные интриги: каждый оспаривает свое старшинство, ссылаются на былые заслуги и удачи. А что делает, например, Шкуро – неизвестно. За какие-то дела, связанные с грабежом, Врангель его отставил из армии. Но боевой дух подорван».

Второе обстоятельство, пожалуй, более важное: «Союзники по всем данным уже умыли руки и выбираются на родину. Так что просвета нигде не видно».