программа: Уроки истории
18:51, 02 декабря 2020

Отчёт ТАСС по Нюрнбергскому трибуналу: особая категория обвинений – аншлюс Австрии

Рубрика «Каждый день победного 45-го» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день – в 1945 году – советские газеты начали публиковать подробные отчеты о ходе судебных заседаний Нюрнбергского международного военного трибунал. Это было новое слово в отечественной журналистике. Беспрецедентно важное событие –Нюрнбергский процесс – требовало соответствующих масштаба и формата освещения в СМИ.

Это были не просто информационные сообщения о том, кто именно давал показания, кто был представлен суду в качестве свидетеля. Это были документальные очерки с детальным погружением в сущность того эпизода, который в данном случае изучался трибуналом.

Готовили эти обзоры журналисты ТАСС, разумеется, аккредитованные в Нюрнберге, имевшие допуск в зал заседаний. В результате родился новый формат, очень любопытный и поучительный; миллионы людей в Советском Союзе были в курсе происходящего на процессе в текущем, одномоментном режиме.

А в тот день высокий суд, цитирую по отчету ТАСС, «получив документы, предъявленные американским обвинением, получил возможность представить полную картину заговорщицкой подготовки германских и австрийских фашистов к захвату Австрии Германией».

Прервем цитату. Теперь, десятилетия спустя, кому-то может показаться странным, что Нюрнбергский трибунал входил в рассмотрение, так сказать, предыстории гитлеровского режима. Аншлюс Австрии, как известно, произошел еще в 1938 году. Но в том-то и дело, что заговорщицкая деятельность Гитлера и его партии, стадия вынашивания захватнических планов была выделена в особую, первую категорию обвинений, которые были призваны доказать преступность режима по самой его природе. Поэтому как раз неудивительно, что в начале процесса, продлившегося около года, в центре внимания были именно эти сюжеты.

Итак, продолжим цитату. «В марте 1938 года в Берлине стало известно, что австрийский канцлер Шушниг собираться объявить плебисцит – голосование по вопросу о государственности и суверенитете Австрийской республики. Из предъявленных трибуналу документов следует, что Гитлер решил во что бы то ни стало не допустить этого плебисцита и приказал подготовить марш в Австрию, чтобы сорвать голосование».

Любопытно, что предъявленным документом оказалась дневниковая запись генерала Йодля, кстати, тоже фигуранта Нюрнбергского процесса. В этом дневнике с пометкой «10 марта 1938 года» была сделана запись: «Фюрер полон решимости не потерпеть этого». Далее следовала уже сугубо профессиональная для военного запись: «Получил от Кейтеля приказ Гитлера о мобилизации 8-й армии и других частей».

Далее в отчете журналистов ТАСС сообщалось, что в подтверждение дневниковой записи суду был представлен оригинал совершенно секретной директивы Гитлера, отданной командующему 8-й армии, о проведении операции под кодовым названием «Отто» – операции по ранее подготовленному плану захвата Австрии путем прямого нарушения ее государственных границ. Причем Гитлер в этом документе лицемерно заявлял о нежелании вести боевые действия. Однако в случае сопротивления предписывал безжалостно расправляться с обороняющимися. И в довершении этой преступной цепочки замыслов и действий суду была предъявлена инструкция генерала Йодля своим подчиненным – действовать на поражение в случае сопротивления.

В этой истории всё показательно. Во-первых, дотошность и юридическая безупречность рассмотрения конкретных статей обвинения в Нюрнберге и, во-вторых, достойное информационное обеспечение, освещение работы Трибунала советскими журналистами.