Теракт в Тунисе: имеет ли к нему отношение "Исламское государство"? Как работает пропагандистская машина ИГ? Бывают ли "умеренные" исламисты? Почему США не борются с терроризмом? Гость - Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока. Ведущие "Вестей ФМ" - Сергей Корнеевский и Ольга Подолян.

Подолян: Новость последних минут, которая буквально только что была озвучена в новостях: россиянка погибла при теракте, который был совершён в Тунисе 26 июня. Вообще, очень много в последнее время (да и не только в последнее, уже больше года, можно сказать) называют "Исламское государство" угрозой номер один. Мы говорим о вербовке, мы говорим о том, как бороться. Но при реальном столкновении становится понятно, что реальный масштаб этой угрозы явно недооценён. То есть люди не ожидали того, что такое может случиться?

Корнеевский: Люди никогда не ожидают того, что может случиться. Иначе они уходили бы с дороги несущегося автомобиля, они не садились бы на самолёт, который рухнет, и не стояли бы под стрелой. Но... Никакого отношения пока что те теракты, о которых мы говорим, к операциям "Исламского государства" не имеют. Это всё - замечательно разрекламированная шумиха, не более чем. Есть киберджихад, интернет-джихад, который реализует концепцию индивидуального террора. Вы доводите градус ненависти до невероятного и вы не знаете на самом деле, кто, где, каким способом реализует всё то, до чего вы человека настропалили. Он схватит нож или ружьё, или автомат, или просто кирпич.

И это далеко не только с радикальным исламизмом связано. Вы посмотрите, что происходит в Индии со сторонниками хиндутвы, которые мусульман, да и христиан (как это было в Ориссе в 2008 году) живьём жгут. Вы посмотрите, что было с белым националистом, который недавно в церкви расстрелял молившихся там негров (или уж как там вежливо называют - афроамериканцев), притом что Обама умудрился высказать соболезнования, вообще даже не произнеся ни разу намёка на тему того, что это белый националист, ненавидевший людей другого цвета кожи. И, видимо, окончательно свихнувшийся, раз он произнёс все эти фразы, которые он произнёс, начав палить по людям.

Это сегодня метод такой. И поймать таких людей почти невозможно, потому что откуда же вы знаете, когда у кого что-то сдвинется в голове, будет весеннее, осеннее, летнее обострение, и он пойдёт убивать людей. Вот всё то, что происходило в Тунисе, кстати говоря, во Франции, - это тот самый случай. Похоже, что одиночки. "Исламское государство"-то так не работает. А, кстати, то, что происходило, взрыв в шиитской мечети Кувейта, - это очень похоже на тиражированную Саудовской Аравией провокацию, организованную людьми экс-президента Йемена Салеха, которые сейчас взрывают ситуацию на полуострове.

Надо же просто понимать, что вам все сейчас будут говорить: "Я - "Исламское государство". Такой бренд. А мы? Как раньше говорили: "Я - "Аль-Каида". На самом деле ситуацию просто надо оценивать трезво. Точно так же, как угроза попадания под машину, когда появились автомобили. А до автомобилей не было такой угрозы. До этого - да, попал под лошадь. Пока лошадь не приручили, под мамонта что ли? Точно так же угроза терроризма здесь и сейчас - она везде.

Полностью слушайте в аудиоверсии.