программа: Точка зрения
20:05, 23 апреля 2015

Раньше у нас был самый гуманный в мире суд, теперь - прокуратура...

Евгения Васильева ввела в заблуждение бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова. Как заявил сегодня прокурор в Пресненском суде Москвы, к такому выводу обвинение пришло, анализируя показания бывшего главы оборонного ведомства в рамках эпизода дела о продаже земельного участка в Краснодарском крае.

Гость Елены Щедруновой - президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

Щедрунова: Сегодня у нас в студии - президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. Обсуждаем темы дня, начнем с удивительного заявления прокурора на громком процессе по делу "Оборонсервиса". Прокурор много-много чего говорил, перечислял все доказательства, все обвинения и закончил словами о том, что он просит для всех обвиняемых по этому делу условные сроки. Для Евгении Васильевой - 8 лет, но условно. Многие просто подумали, что ослышались. Представители Следственного комитета - просто в недоумении и назвали это предательством. Что происходит, по-вашему, Михаил?

Ремизов: У нас был советский суд - самый гуманный суд в мире, теперь - российская прокуратура. На самом деле, конечно, на фоне, наверное, довольно жестких и предложений прокуратуры, и приговоров, в том числе по экономическим статьям, это смотрится очень странно, тем более, что если прокуратура продолжает настаивать на обвинительной части, то вот эта добавка "условно" явно выглядит как какая-то очень странная именно политическая добавка к следствию. В общем, странным является и то, что вне списка обвиняемых и бывший министр обороны, потому что, в общем, утверждать, что Васильева действовала только по собственному ведому, по собственной инициативе, мне кажется, даже никто и не брался в ходе этого процесса.

Щедрунова: Нет, есть формулировка следующая: "Она ввела в заблуждение министра обороны Сердюкова".

Ремизов: Да...

Щедрунова: Сегодня прозвучала такая формулировка.

Ремизов: Понятно. То есть, конечно, это - политический скандал в определенной степени. Потому что есть два варианта: либо настаивать на невиновности, либо требовать полноценного наказания.

Щедрунова: Но дело в том, что еще, по-моему, в 2013 году часть похищенного Министерству обороны было возвращено. И вот недавно прошла информация, на суде она была озвучена, что претензии, во всяком случае, в материальном плане, они резко сократились, они на 2/3 сократились, потому что были возвращены акции одного из институтов, принадлежащих Министерству обороны. То есть в этом смысле Министерство обороны получило свое имущество назад, никто не отрицал факт самого преступления как такового, но, что называется, были возмещены эти самые убытки, статус-кво был восстановлен. И тогда возникает вопрос: действительно,  если кто-то что-то добровольно вернул... Преступление было, но, может, действительно поэтому условно?

Ремизов: Ели ты покусился, скажем, на чужую собственность, потом ее добровольно вернул - не получилось преступления, добровольно вернул чужую собственность и пошел дальше. Все отлично. То есть нет никакого мотива не попробовать сделать это в следующий раз, грубо говоря. Поэтому, на самом деле, вот этот институт конфискации собственности, который часто обсуждается и который у нас не восстановлен в полном объеме, как раз тоже здесь был бы достаточно уместен, потому что...

Щедрунова: Нет, этого прокуратура тоже требует. Прокуратура, помимо условного срока, она еще требует и штрафы очень большие, в частности, для Евгении Васильевой - штраф в размере одного миллиона рублей, также предложено лишить ее "Ордена Почета" и передать ее квартиры в Санкт-Петербурге и в Москве в государственную собственность. Может быть, действительно достаточно и 8 лет условного срока? Может быть, это будет суровое наказание?

Ремизов: Я не настолько знаком с делом, чтобы точно сказать, достаточно или нет именно составляющей обвинения, по каким статьям ее обвиняют и какие там диапазоны, грубо говоря, законом предусмотрены для санкций. Но учитывая, что все-таки это - громкое с политической точки зрения, громкое резонансное политическое дело, конечно, должны были быть именно более ощутимые санкции и наказания.

ИЗ ПРОГРАММЫ:

"Деяния Васильевой можно квалифицировать как мародёрство с тяжёлыми последствиями для национальнйо безопасности".

"В том, что касается наркомании, нам нужны драконовские меры. Я бы даже вернул смертную казнь".

"Я не согласен, что надо декриминализировать, например, вывоз леса. Это - угроза национальной безопасности, стратегическим запасам страны".

"Освидетельствование на наркотики нужно сделать обязательным. Из страны-транзитёра Россия превратилась в крупнейшего потребителя".

"Я категорический противник сценария рыночных реформ, который проводился в 90-х".

"Модель "шоковой терапии" ничего хорошего принести не могла".

"Нельзя идти против русских. У нас больше - не идеократия".

Полностью слушайте в аудиоверсии.