О деле "Оборонсервиса" и о международном значении Дня Победы Елена Щедрунова поговорила со своими гостями - президентом Института национальной стратегии Михаилом Ремизовым и гендиректором Центра политической информации Алексеем Мухиным.

Щедрунова: Всем добрый вечер. У нас в студии политологи - президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов и гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. У нас получается некое предисловие к итогам недели отчасти: мы будем говорить о тех событиях, которые произошли в эти дни очень важные, и про те события, которые предстоят.

Начнем с суда по делу "Оборонсервиса". Два дня оглашали приговор, завтра - третий день оглашения приговора. Ожидают, что, видимо, все-таки вердикт будет вынесен окончательный, все узнают, какой же срок получит или не получит Евгения Васильева. Но уже какие-то новации там есть, в частности, то, что из 12 эпизодов дела осталось 8, если я ничего не путаю. Ущерб, причиненный, по мнению следствия, государству с трех миллиардов сократился до 550 миллионов рублей. И было сказано в обвинительном заключении, которое зачитала судья, что Евгения Васильева злоупотребляла служебными полномочиями, но не превышала их - очень интересная формулировка, которую мы с коллегами долго пытались понять. Итак, что происходит? Михаил Ремизов.

Ремизов: Происходит попытка отмазать Васильеву, скостить ей по максимуму наказание. Это было очевидно. Мне кажется, честнее было бы сделать по-другому: осудить и Сердюкова, и Васильеву, а потом амнистировать. То есть если есть позиция, что у Сердюкова есть особые заслуги в реформе армии - а она, кстати, не лишена оснований; по крайней мере, если политическое руководство страны считает, что есть особые заслуги, при этом есть и вина, вот, можно осудить, а потом амнистировать под тем или иным предлогом, по той или иной статье.

Щедрунова: Сердюков уже был амнистирован.

Ремизов: Это было бы честно. Нет, Сердюков толком не был осужден.

Щедрунова: Он не был осужден, потому что следствием потом он был амнистирован.

Ремизов: Потому что Васильева, как известно, вводила его в заблуждение и так далее, и поэтому, когда все дело строится на абсурдной версии относительно того, что Васильева вводила его в заблуждение, которое с точки зрения общественного, элитного восприятия ситуации, конечно, воспринимается как заведомая натяжка, скажем аккуратно, вот это немножко дискредитирует сам процесс, и в итоге даже не очень интересно, сколько получит непосредственно Васильева.

Щедрунова: Но интересно, что же все-таки будет в конце.

Ремизов: Само собой.

Щедрунова: Третьи сутки - интрига.

Ремизов: И важный момент: помните, было еще при Дмитрии Медведеве-президенте такая тема, чтобы заменить жесткую тюремную ответственность большими штрафами для коррупционеров.

Щедрунова: Не столько для коррупционеров, сколько по экономическим преступлениям.

Ремизов: И с коррупцией тоже была тема.

Щедрунова: Про коррупцию не помню. Я помню - по экономическим преступлениям.

Ремизов: С коррупцией тоже была тема, для бизнеса - да, это было, но и про коррупции тоже была идея - бить рублем, причем бить больно. И вот здесь интересно... Понятно, что условно требуют, чтобы женщина на зоне не сидела. Хорошо, не будем жестоки, но вот бить рублем в данном случае - ударят или нет, посмотрим.

Щедрунова: Алексей Мухин.

Мухин: Причем здесь жестокие? Да, "...и барщины старинной оброком легким заменил". Ни в коем случае нельзя маневрировать в данном поле, потому что это - неверно ни с точки зрения закона, на мой взгляд, ни с точки зрения политической целесообразности, которая в последнее время действительно доминирует в так называемом деле "Оборонсервиса". Во-первых, что значит - были снижены требования и в связи с этим снижена тяжесть преступления Васильевой? Все это время возвращались средства и недвижимость на баланс Минобороны, так что это не автоматическое какое-то снижение с трех миллиардов до полмиллиарда.

ИЗ ПРОГРАММЫ:

Михаил Ремизов

"Общественное мнение - это одна из разновидностей политической целесообразности".

"Ночные волки" больше похожи на сутяжников".

"Я бы на месте немцев (во время мотопробега "Ночных волков" - ред.) тоже чувствовал себя дискомфортно".

"Это правда, что влияние американского истеблишмента традиционно сильно в Германии".

"Речь идёт не о давлении США, а о собственном выборе Германии".

"Если бы был Саркози, "Мистрали" были бы у России".

"Для европейцев Вторая мировая - это коллективная вина. И 9 мая - не праздник, а день памяти жертв".

Алексей Мухин

"8 лет условно - это издевательство. И прокуратуре надо бы объясниться по этому поводу".

"В деле Васильевой не надо игнорировать общественное мнение".

"Германские власти осознали, что пиар в данном случае ("Ночных волков" - ред.) - это всё, и теперь работают на его сдерживание".

"Все говорили, что минские соглашения-2 не будут исполняться. А они исполняются!"

"Какая бы спайка политическая ни произошла на Украине, нарушения перемирия всё равно будут происходить. Важно не поддаваться на провокации".

"С Германией сейчас дружить нужно".

"Саркози напоминает Берлускони. Все итальянцы его ненавидят, но голосуют за него".

"Остров Святой Елены для Николя Саркози ещё далеко".

Полностью слушайте в аудиоверсии.