17:32, 25 декабря 2019

Взяткой может быть всё что угодно

Борзыми щенками – тоже нельзя! Верховный суд внес добавления в список того, что может считаться взяткой чиновнику. Пояснения эти необходимы, говорят юристы, поскольку прогресс не стоит на месте и расчет за коррупционную помощь может выглядеть порой неожиданно. При этом расширение перечня возможных подношений не означает, что мздоимцев удастся полностью извести как явление. Подробности – у обозревателя «Вестей ФМ» Сергея Артёмова.

Взяткой может быть всё что угодно. В XIX веке Гоголь приписал своему персонажу из «Ревизора» – судье Тяпкину-Ляпкину – неуёмную страсть к щенкам борзых охотничьих собак, за что он штамповал вердикты по желанию очередного дарителя. Сегодня взяткой могут быть и десяток цифр на салфетке, если эти цифры – ключ к «электронному кошельку». Те, кто берет – в курсе новинок современной жизни. И дела о взятках «нового типа» все чаще рассматриваются судами, говорит адвокат коллегии адвокатов «Феникс» Валерия Туникова.

ТУНИКОВА: В частности, уголовное дело в отношении Захарченко, который был привлечен к ответственности и признан виновным в совершении преступления, получении взятки – в виде имущественной выгоды по дисконтной карте сети ресторанов. Был признан виновным в получении скидки в определенном размере на услуги питания.

Кстати, Пресненский суд отклонил обвинение бывшего полковника МВД в получении взятки почти в миллион долларов от одного ресторатора. А вот подаренную этим же ресторатором скидочную карту его заведений, благодаря которой Захарченко сэкономил на расходах 3 миллиона рублей, такой взяткой вполне посчитал. И заслуженно, подчеркнул на днях пленум Верховного суда. Время идет, Уголовный кодекс не меняется так быстро, как окружающая жизнь и технологии. В криминальном своде невозможно прописывать ежедневно что-то новое, притом что бороться с коррупцией надо как раз ежедневно.

Потому добавления в возможный перечень взяток, сделанные Верховным судом, окажутся к месту, полагает адвокат Владислав Кочерин.

КОЧЕРИН: Сейчас постановление пленума включает не только упоминание о получении денег как взятки, но и каких-то имущественных прав, послаблений, льгот, скидок и так далее. Должно вообще по максимуму закрыть эти дыры, но мы все понимаем, что идет развитие, прогресс. И, возможно, будут появляться какие-то новые лазейки, но они также будут законодательно перекрываться.

Теперь уже вполне официально для каждого суда взятка – не только получение денег чиновником, но и все виды услуг и скидок, оплаченных для него любыми посторонними людьми. Да и получение денег с использованием Интернета – то есть через все виды переводов, а также и криптовалютой – тоже взятка.

Таким образом, суды могут наказывать самых изощренных взяточников. Но с одной оговоркой: взяточников личных. Тех, кто брал деньги, товары или услуги для себя. А если все это богатство вдруг свалилось в руки супруга, отца, матери, детей, брата или сестры чиновника, то здесь есть презумпция невиновности. С некоторыми нюансами. Поскольку адвокаты порой, защищая подозреваемых во взятках, сами заинтересованы в выяснении деталей, говорит адвокат адвокатского бюро «Деловой фарватер» Артем Раевский.

РАЕВСКИЙ: Доказывать должно государство, но если сторона защиты занимает активную позицию и максимально прозрачно пытается представить свою точку зрения, будет в её же интересах доказать, что те или иные блага, приобретенные чиновниками или их близкими людьми, не относятся вообще к предмету совершения преступления, а являются, предположим, даром или какими-то личными взаимоотношениями, не связанными со служебной деятельностью.

Презумпция невиновности родственников, однако, выглядит весьма шаткой в очевидных случаях. Допустим, некий чиновник занимался выделением земли для некой строительной компании. А через год, допустим, у его брата появилась новая квартира. Или в коттедже сестры состоялся роскошный ремонт. Артем Раевский представляет, как такой казус воспримет суд.

РАЕВСКИЙ: Описанная вами ситуация довольно-таки сложна с точки зрения доказывания, потому что люди, осуществляющие преступную деятельность, они заранее совершают ряд необходимых действий, тем самым страхуясь, чтобы облечь все это приобретение материальных благ в законные рамки. Предложенный вами пример сложен с точки зрения доказывания, но по существу он содержит в себе признаки коррупционной составляющей.

А коррупционной составляющей порой может и вовсе не быть. Ведь чиновники такие же люди. Если дама на высокой должности любит косметику, а руководитель контрольной инспекции – национальную кухню, то никто им не вправе запретить ходить в бутики и рестораны, делать там заказы и получать дисконтные карты – в рамках своих официальных зарплат. И если суды получили конкретные пояснения насчет видов мздоимства, то дело теперь остается за следствием – разбираться во всех тонкостях взаимоотношений чиновников и их контрагентов. И доводить чрезмерные эти тонкости до судебных процессов.