В Счетной палате оценили объем воровства из федерального бюджета России. «По уголовным делам — это от силы до двух-трех миллиардов рублей в год, как правило, даже меньше», — сказал глава палаты Алексей Кудрин. В студии – Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Если честно, я может быть ошибаюсь, но, по-моему, господин Кудрин когда-то был министром финансов. Не ошибаюсь, да? Причем, довольно немало поработал. И было это не вчера и не позавчера, а достаточно большое количество лет назад. И, видимо, видимо, и он тоже имел какое-то отношение к тому положению дел, которое он сегодня критикует, вот мне так кажется почему-то, потому что по другому никак быть наверно не могло. Кстати, у меня всегда вызывало подозрение, что его когда-то на Западе МВФ признало лучшим министром финансов. Если МВФ признает здесь что-то лучшим, то это повод что-то заподозрить, потому что МВФ не та организация, которая желает счастья России. «Мы желаем счастья вам!» Это, наверно, девиз МВФ. Кстати, они должны были бы написать: мы желаем счастья вам…счастья в этом мире большом. Но что касается вот этих конкретных слов, ну да, они совершенно справедливы. Вопрос только в том, как эту коррупцию считать, потому что разговоры о том, что «я думаю, что она измеряется триллионами», это ни о чем. Давайте тогда детализируйте это.

КОРНЕЕВСКИЙ: Имена, явки, пароли.

МИХЕЕВ: Имена, явки, пароли. Те нормы законов, которые позволяют это делать. Или те практики, в том числе порочные, которые способствуют этим вещам. И дальше конкретные рекомендации по поводу того, как это изменить. И, кроме того, надо обосновать все суммы, о чем идет конкретная речь, они откуда берутся. «Я думаю, что это измеряется триллионами». А я думаю, что это измеряется квадриллионами. И что? Это заявление, которое практически ничего не значит. Назовите конкретную примерно сумму и поясните методику расчетов. А за методикой расчетов должен идти анализ главных причин и выработка решений, позволяющих их устранить, вот это нормальный деловой подход, а так я, руководитель Счетной палаты, считаю, что это не хорошо. Представляете, а я не руководитель Счетной палаты и тоже считаю, что это не хорошо. Дальше что? Следующий какой этап? Следующий этап каким должен быть? Давайте следующий шаг какой-то. Кроме всего прочего, что касается коррупции, вопрос в том, а что считать коррупцией, а что не считать коррупцией. И как считать вот эти деньги, которые являются коррупционной составляющей или не являются. Здесь же тоже много таких вещей, мы же блох вылавливаем, запретили получать подарки многим.

КОРНЕЕВСКИЙ: Да, это конечно серьезно.

МИХЕЕВ: Это очень серьезно. Нельзя получать подарки свыше 3000 рублей что ли. Человеку принесли, например, две бутылки вина, каждая стоит по 2 тысячи. Все, нарушение. А в другом месте, смотришь, миллиард долларов вывели в оффшоры – и ничего, нормально, все по закону. Понимаете? Тут вот какая штука-то. Тут вопрос в том, что иногда по закону-то ущерб наносится гораздо больше, чем та коррупция, о которой столько трескотни. Но то, что этот вопрос поднимается в том числе, выступление главы Счетной палаты, которой сегодня является Кудрин – это, конечно, хорошо. Вопрос только в том, чтобы дальше анализировать более детально и на основе этого анализа принимать какие-то конкретные меры.